Вернуться к обычному виду

Оружейный наводчик Антонина Чернова

Антонина ЧерноваШел 1922 год. В рабочем поселке Измайловка Ульяновской области родилась девочка Тоня Чернова. И вот теперь, спустя много лет, она сидит рядом со мной и рассказывает о своей долгой и непростой жизни, в которой особое место заняла война. Вспоминая о родном поселке, Антонина Васильевна не без гордости подчеркнула, что здесь находится ткацкая фабрика, которая вырабатывает замечательное сукно. В подтверждение своих слов она достала из шкафа свое зимнее пальто и предложила в этом убедиться.

На фабрике всю жизнь работали ее родители: мама Надежда Никоновна и отец Василий Филиппович Черновы. Многих жителей поселка фабрика кормила, давала возможность неплохо зарабатывать, обеспечивала их стабильную жизнь.

Тося Чернова, как звали девочку дома, росла очень подвижной, зимой любила кататься на лыжах и коньках. Все учителя считали, что она обязательно будет спортсменкой, но у нее была мечта стать учительницей. Закончив семилетку, Тоня поступила в Сызранский педагогический техникум, который закончил и ее старший брат Николай. Правда, вскоре он решил стать военным и поступил в Канское пехотное училище.

В 1940 году 18-летняя девушка Антонина Чернова получила диплом учительницы младших классов и была направлена в школу села Красный Бор. Молодая учительница учила первоклашек писать крючочки и палочки, затем буквы. От первых слогов дети переходили к чтению первых слов, затем предложений. Это было первое в жизни Антонины чудо, и она имела к нему самое прямое отношение.

В ту предвоенную пору учитель на селе был человеком уважаемым. Недавнюю студентку Тосю Чернову теперь все величали по имени и отчеству. Поначалу она немножко смущалась от того, что и родители ребятишек, и пожилые люди так к ней обращались, но старалась соответствовать своему положению.

И все бы год за годом так и шло своим чередом, нашелся бы вскоре достойный ее молодой человек, сложилась молодая семья. Но… Помните, как поет Валентина Толкунова: «Мой милый, если б не было войны…»

Пришел 41-й год. Среди летней благодати, мирной деревенской жизни с пением петухов, мычанием коров, идущих ранним утром в стадо по деревенской, заросшей травой, улице, среди подготовки мужиков к началу покоса грянула нежданная война и сразу все поломала, покорежила.

Старший брат Антонины лейтенант Николай Чернов, закончив училище, ушел воевать. В декабре 41-го года семья получила на него похоронку, в которой значилось, что Николай погиб под Москвой смертью храбрых.

Вот тогда и решила хрупкая девушка Антонина идти на фронт добровольцем. Когда она впервые переступила порог военкомата, ей было всего 19 лет. В военкомате толпилось много народа. Кому-то давали отсрочку по брони, кому-то отказывали, потому что еще не исполнилось 18-ти лет. Все эти люди рвались на фронт. И если в 41-ом девушек на фронт практически не брали, через год ситуация изменилась.

Писатель-фронтовик Григорий Бакланов, отмечая, что 41-й год был самым трудным для Красной армии, приводит такие цифры: ежедневные потери составляли 27 тысяч бойцов, из них 17 тысяч были убиты, 3,5 миллиона бойцов в 41-м году попали в плен. Эти потери объяснялись тем, что армия была до предела ослаблена репрессиями. Из 199 командиров дивизий 133 попали в сталинские лагеря. Комментируя эти цифры и сложившуюся на начало войны ситуацию, писатель приводит такое древнее изречение: «Армия львов, возглавляемая бараном, слабее армии баранов, возглавляемой львом».

Пришел 42-й год, и действующую армию пополнили сотни девушек. Рядом с солдатами становились в строй их дочери и сестры.

Девушку с голубыми глазами Антонину Чернову зачислили в батальон СОН – станции орудийной наводки.

Антонина ЧерноваТри месяца на специальных курсах она училась различать звуки самолетов, определять по приборам высоту, дальность, угол, азимут полета вражеской машины. Боевое крещение приняла под Сталинградом, на Донском фронте, которому и был придан ее 265-й зенитно-армейский дивизион.

Сейчас многое, конечно, забылось, после 80-летия стала подводить память, но Антонина Васильевна хорошо помнит, что на фронте оружейным наводчикам и тесно работающим с ними пулеметным расчетам приходилось очень трудно, особенно там, под Сталинградом. У войны действительно не женское лицо, вряд ли это кто-то возьмется опровергать.

В батальоне было 19 девушек. Жили они в землянках, в чистом поле, спали по 15 минут, не больше, с большими перерывами, не раздеваясь, укрывались шинелями. Очень мерзли и нередко голодали. Даже умыться было негде. А вражеские самолеты все летели и летели, так что от приборов нельзя было не отойти. Их позиции бомбили каждый час, но они вновь и вновь передавали азимут, высоту и дальность полета самолетов противника для пулеметных расчетов.

По официальной статистике, битва за Сталинград продолжалась с 17 июля 1942 года по 2 февраля 1943 года. Наступающую на город 6-ю и 4-ю танковую немецко-фашистские армии интенсивно поддерживала с воздуха вражеская авиация. И все же фашисты потерпели поражение. Их разгром под Сталинградом окончательно решил исход войны, но шла она пока еще на территории СССР.

После окончания Сталинградской операции 265 зенитно-армейский дивизион, в котором служила Антонина Чернова, был переброшен на Белорусский фронт.

Летом 1944-го года началась Белорусская операция под командованием известных советских военных начальников И.Баграмяна, Д.Черняховского, Г.Захарова, К.Рокоссовского. Войска 1-го Прибалтийского, 1,2,3-го Белорусских фронтов на многих участках прорвали оборону немецко-фашистской группы армий «Центр». Были окружены и ликвидированы крупные группировки противника, освобождена территория Белоруссии, значительная часть Литвы, а также восточные районы Польши. Советские войска вышли к границам Восточной Пруссии.

Войну Антонина Чернова закончила в Польше. Фронтовые будни слились для нее в нескончаемую и напряженную работу, которая прерывалась только на время передислокаций, когда несколько дней ехали воинским эшелоном и можно было немного отдохнуть и поспать. А день Победы запомнился ей очень хорошо. Пришел командир батареи и сообщил: «Война кончилась! Домой поедем!» Господи, как они радовались, как обнимались, как плакали и смеялись одновременно! Но вскоре командир сообщил: «Едем на Дальний Восток, с японцем воевать».

Воинский эшелон вез дивизион через всю разрушенную, измученную войной и голодом страну к далеким дальневосточным рубежам. Впервые за всю войну их разместили с комфортом – в казармах, где по сравнению с землянками условия были очень хорошие. Но воевать здесь не пришлось. Япония к тому времени уже капитулировала, и в начале января 1946 года Антонина Чернова демобилизовалась и прибыла домой. Отдохнула немного и вновь пошла работать в школу.

К тому времени демобилизовался и прибыл домой, в Красный Бор, Федор Волчков. Родные сразу же стали обращать его внимание на молодую учительницу: приглядись, мол, девушка хорошая, боевая. Вскоре они познакомились и поженились. Оба работали в школе, постепенно обзавелись своим домом, хозяйством. В семье родились две дочери - Татьяна и Галина. Тихо и мирно шли годы. Антонина Васильевна с детства любила шить, и теперь, когда появилась семья и дети, это умение ей очень пригодилось.

Девочки выросли, окончили школу, затем институты, вышли замуж и перебрались в г. Покров. Здесь появились внуки, и Антонина Васильевна с Федором Егоровичем стали по очереди ездить к дочерям, навещать внуков. Как-то в очередной раз Антонина Васильевна отправилась в Покров. Она к тому времени, проработав в школе 38 лет, вышла на пенсию. И вдруг из Красного Бора пришла нерадостная весть: дом сгорел. Пожар уничтожил все, в том числе и документы. Пришлось все выправлять заново, но в селе ее с мужем все хорошо знали, старались помочь, и обивать пороги не пришлось.

Дочери настояли, чтобы мать и отец переехали в Покров. Здесь Антонина Васильевна как участник ВОВ получила двухкомнатную квартиру, но Федор Егорович не дождался новоселья - умер. Уж как он звал ее обратно, домой, оставаться здесь не хотел. Кто знает, может, и надо было послушаться, обратно уехать, он и пожил бы еще. Все-таки полвека почти они вместе прожили. С мужем ей повезло: он не курил, не пил, не ругался. Самостоятельный был мужчина, хозяйственный. А теперь вот внук женился, и Антонина Васильевна позвала молодых к себе, отдала им комнату - пусть живут.

Мы посмотрели с ней фотографии разных лет, и я выбрала одну, послевоенную. На ее обороте написано: «На долгую, добрую память милой моей мамочке от дочери Тоси. Фотографировалась в день своего рождения 12 декабря 1948 года. Село Красный Бор, учебный год, 2-я четверть». На фото 57-летней давности красивая девушка со строгим лицом и скромной, характерной для тех лет, прической. Я почему-то подумала, что в красивом старинном платье эта девушка была бы похожа на графиню или княжну. Но это была девушка-воин, одна из тех рядовых тружеников войны, которые вынесли на своих плечах все ее тяготы.

Галина Фомичева