Вернуться к обычному виду

Горшков Андрей Владимирович

Горшков Андрей Владимирович – радист миномётного полка

Ветеран Великой Отечественной войны Горшков Андрей Владимирович родился в Покрове 8 июля 1923 года. Его отец, Владимир Андреевич, работал на Покровской почте телеграфистом ещё с дореволюционных лет. Там же работала и мать Андрея Владимировича, Анна Александровна (в девичестве Васильева).

В семье Горшковых всего было четверо детей: двое сыновей - Андрей (1923) и Юрий (1938 года рождения) - и две дочери - Евгения (1921) и Валентина (1927 года рождения). Жизнь семьи Горшковых шла своим чередом, своими заботами и хлопотами, подрастали дети.

В 1938 году Андрей стал работать с отцом на Покровском радиоузле. Это была интересная работа. В наши дни вызывает интерес Интернет и его развитие, коммуникативные и информационные возможности глобальной электронной сети. А в первой половине XX века похожее значение имело радио, вызывая у людей восхищение возможностью передачи информации на большие расстояния. Важной задачей было проведение радио во все посёлки и деревни. В Покровском районе это было решено. «Мы радиофицировали тогда все деревни Покровского уезда», - вспоминает Андрей Владимирович, называя по-старому Покровский район. В каждой деревне была установлена чёрная радио-«тарелка», динамик «Рекорд».

О вероломном нападении Германии на Россию Андрей Владимирович узнал на рабочем месте по радио. Двадцать второго июня 1941 года он работал на радиоузле, который находился в здании Покровской почты.

Когда Германия напала на Россию, тысячи юношей и девушек отправились добровольцами на фронт. Написал заявление в военкомат об отправке на фронт и Андрей Горшков. Но его взяли в народное ополчение только 15 августа 1941 года.

Наиболее крупным и многочисленным было народное ополчение Москвы и Московской области. По всей стране более четырёх миллионов человек пожелали стать ополченцами.


«Я пошёл в народное ополчение, в Сталинскую дивизию, - вспоминает Андрей Владимирович. - Она формировалась в Москве в одной из школ. В Москве мы пробыли недели две, а потом на автобусах московского автопарка нас отправили под Смоленск».

К этому времени немецкие войска захватили Смоленск и установили в городе жесточайший оккупационный режим.

Русским ополченцам были вручены немецкие пятизарядные винтовки с ножевым штыком. Но сначала, перед первыми боями, ополченцам было поручено копать траншеи. Вскоре начались боевые действия, вынудившие красноармейцев и ополченцев к отступлению.

«Начался драп - марш, - говорит Андрей Владимирович. – Но всё -таки мы отступали к Москве не так просто, а с боями. Горько, стыдно было отступать, но сдержать натиск врага мы были не в силах. Ведь и кадровые военные части отходили».

Отступление завершилось у станции Крюково, что недалеко от деревни Крюково, под Москвой, в октябре 1941 года. Ополченцев отправили в Вологду. Там из них и других частей был сформирован 104 -й гвардейский миномётный полк Второй ударной армии Ленинградского фронта. Поскольку Андрей Владимирович работал до войны на радиоузле и был знаком с радиотехникой, его назначили радистом.

«Радиостанция у меня была ранцевая весом в двадцать шесть килограмм, и анодные батареи к ней весили примерно столько же, – рассказывает Андрей Владимирович. - Я носил рацию на спине, а мой помощник носил аккумуляторы и упаковку питания с батареями. У меня был телеграфный ключ для передачи сообщений азбукой Морзе и микрофон, который применялся, когда надо было открыто выходить на связь».

Винтовку солдат сменил на выданный автомат ППШ, а с 1943 года у него будет автомат ППС. Полк, в котором служил ветеран, был направлен на оборону Ленинграда.

«Я помню, как мы осенью 1941 года на барже по Ладожскому озеру шли к Ленинграду. Нашу баржу тянул маленький катер-буксир, выпускающий в небо чёрные клубы дыма. Как сейчас я вижу этот маленький сильный катерок ведущий нас на фронт».

Ещё девятого сентября 1941 года немецкие войска начали новое наступление на Ленинград с целью захвата города. Несмотря на то, что противнику удалось в некоторых местах прорваться к ближним подступам к городу, план захвата Ленинграда был сорван частями Красной Армии и Флота.

Андрей Владимирович, как и многие защитники Отечества, принял участие в обороне Ленинграда.

Восьмого ноября 1941 года немецким войскам удалось захватить город Тихвин и перерезать последнюю железную дорогу, по которой к Ладожскому озеру доставлялись грузы для Ленинграда. Наступило жестокое время изнурительной блокады.

Об этом написано много мемуаров и исторических книг. Люди старшего поколения хорошо помнят изданный в советские годы дневник Тани Савичевой, ленинградской школьницы, описавшей страдания и гибель от голода своей семьи. Дневная норма хлеба, выдававшегося по карточкам горожанам, составляла 125 грамм.

Военные, защищавшие Ленинград от врага, питались лучше.

Солдатам ежедневно давали 300-400 граммов хлеба, ещё было горячее питание. В 1943 году в Ленинграде Андрея Владимировича произвели в сержанты. В январе 1943 года блокада Ленинграда была частично прорвана. Почти за две недели была организована по льду Ладожского озера Дорога жизни: по ней везли на машинах в умирающий город продукты питания. Среди населения, гражданских и военных окрепла уверенность в победе над иноземным врагом. Войска Второй Ударной армии принимали активное участие в прорыве блокады Ленинграда. В ходе Ленинградско-Новгородской операции 1944 года блокада была полностью снята. 14 января 1944 года войска Красной Армии перешли в наступление с Ораниенбаумского плацдарма на города Ропшу и Новгород.

Андрей Владимирович дошёл со своей Второй Ударной армией до Мги, откуда немцы начали отступление 21 января. Ленинград был деблокирован, а 20 января освобождён Новгород. И двадцать седьмого января 1944 года победный салют озарил небо над многострадальным Ленинградом.

В результате Ленинградско-Новгородской операции 1944 года группе немецких армий «Север» было нанесено тяжёлое поражение. Почти полностью были очищены от врагов Ленинградская и Калининская области, и Красная Армия вступила в Эстонию.

Великая Отечественная война продолжилась уже в Европе.

Вторая Ударная армия, в которой служил Андрей Владимирович Горшков, участвовала в прорыве блокады Ленинграда, его полном освобождении от вражеской блокады в январе 1944 года, в очищении Польши от гитлеровских войск в январе –феврале 1945 года.

Заключительный этап Великой Отечественной войны Вторая Ударная армия провела в составе Второго Белорусского фронта, официально закончив боевые действия 8 мая 1945 года на севере Германии, в районе Штральзунд - остров Рюген.

Войну закончил Андрей Владимирович в мае 1945 года в Праге, столице Чехии.

«Мы въезжали в Прагу на трофейных немецких автомашинах и американских грузовиках - «Студебеккерах», полученных по ленд - лизу, - рассказывает ветеран. - Это было незабываемо. Чехи радостно встречали нас, своих освободителей. На улицах мужчины и женщины, парни и девушки дарили нам цветы. А на подносах подавали вино и закуску. Настроение у всех было прекрасное.

Но нам пришлось ещё девятого мая 1945 года и после добивать фрицев на Бруклинском перевале. Какие-то немецкие части, не имея связи со своим командованием, не знали о капитуляции Германии, а какие-то сражались против нас, охваченные отчаянием и не желавшие сдаваться в плен. Поэтому шли бои, и после Победы гибли наши русские люди.

Но День Победы мы всё-таки хорошо отпраздновали. В просторных чешских сараях были накрыты столы. В общем, застолье было богатым.

Потом наш полк из Чехословакии перевели в Германию, служба продолжалась. Многие немецкие дома пустовали, брошенные хозяевами. Вещи и одежду из пустующих домов солдаты разбирали.

Нам, солдатам, разрешалось раз в месяц отправить из Германии домой, в Россию, посылку весом в десять килограммов.

Один раз и я прислал из Германии сестре Валентине посылку: женский костюмчик, чулочки и туфельки. Я знал, какой размер подбирать. В ответном письме сестра меня потом благодарила за подарки.

Немцы столько причинили России зла, столько они разорили, столько принесли нам горя. Поэтому, я думаю, солдаты Красной Армии имели полное право на военные трофеи».

В 1946 году был издан приказ о демобилизации. Первыми отправились домой солдаты пожилого возраста и девушки, женщины. А в сентябре 1947 года демобилизовался Андрей Владимирович. Он вернулся в Покров и через некоторое время познакомился с девушкой Ниной. Она работала в хирургическом отделении городской больницы. Андрей работал в это время на Покровском радиоузле. Молодые стали встречаться и в 1947 году создали семью. Но послевоенное время было голодным, карточки на продукты только-только отменили. Поэтому Андрей Владимирович решил продолжить службу в армии. Он проучился год в инженерно-сапёрном училище города Каунаса, в Прибалтике.

«Получил я две звёздочки на погоны, - говорит ветеран, - и продолжил службу в сапёрном батальоне.

Тысяча девятьсот пятьдесят третий год мне запомнился двумя событиями. Мне было присвоено звание старшего лейтенанта, и в этом году умер Иосиф Сталин.

У меня во взводе служили два грузина, хорошие ребята. Фамилия одного из них была Миминошвили. Так вот они, грузины, сильно горевали, когда умер Сталин. Плакали. А я не из плаксивых: умер один правитель, так будет другой. Демобилизовался я из армии в 1956 году, вышел на военную пенсию в звании старшего лейтенанта. А вот недавно мне В.В. Путин звание капитана присвоил».

Мы, Андрей Владимирович и я, сидим в комнате его квартиры, курим. На кухне клеит обои сноха ветерана, Нина Александровна.

Она преподаёт сольфеджио и музыкальную литературу в музыкальной школе посёлка Вольгинского.

В комнате, где мы сидим, я вижу цветной бумажный портрет маршала Г. К. Жукова. Одна ладонь маршала сжата в кулак, взор его холоден, строг.

«Жуков - самый лучший!» - комментирует Андрей Владимирович.

Я вижу и портрет Пушкина, книгу памяти «Солдаты Победы». На полке замечаю толстый том, на котором крупными буквами написано: «И. Х. Баграмян». Ветеран разрешает мне взглянуть. Я беру книгу и вижу, что это мемуары прославленного маршала «Мои воспоминания», изданные в 1980 году. Мемуары начинаются со слов: «Посвящается 150-летию вхождения Восточной Армении в состав России». Я бегло перелистываю страницы книги в поисках иллюстраций, но, не обнаружив картинок, ставлю книгу на место.

«У отца хорошие книги», - говорит пришедший с улицы Владимир Андреевич, сын ветерана. Я соглашаюсь. Затем начинается общий разговор, в котором звучит сожаление о том, что почти не осталось в живых коренных покровчан – ветеранов Великой Отечественной войны. Хозяева вспоминают минувшие годы из истории Покрова и то, как взрывали в 1957 году православный Свято-Троицкий собор нашего города.

«В Свято-Троицком соборе такая красивая была религиозная роспись, - вспоминает Владимир Андреевич. - Жаль, что она замазана и её невозможно увидать».

«Да и вообще незачем было собор взрывать», - говорю я.

Может быть, наш разговор продолжился бы и дальше, но Нина Александровна напомнила супругу, что надо на кухне доклеивать обои.

Я завершаю разговор с Андреем Владимировичем. Он рассказывает, что у него двое детей: сын Володя (1948 года рождения) и дочь Евгения (1949г.), трое внуков: Юлия, Лариса и Илья. В это время я просматриваю фотоальбом ветерана и разглядываю различные удостоверения, в которых указано, какими наградами обладает ветеран.

Среди них орден Красной Звезды, орден Славы третьей степени, орден Отечественной войны первой степени, медаль «За оборону Ленинграда», врученная ветерану 27 июля 1943 года, медали: «За освобождение Праги», к 300-летию Санкт-Петербурга, «60-лет Победы в Великой Отечественной войне», медаль Г. К. Жукова, памятный нагрудный знак «Ветеран Второй ударной армии», подписанный Героем Советского Союза, генералом И. И. Федюнинским, командующим Второй ударной армией с 1943 года по 1945 год.

И, конечно, среди многих медалей есть у ветерана медаль «За Победу над Германией», на лицевой стороне которой изображён профиль Верховного Главнокомандующего И. Сталина и выбита надпись: «Наше дело правое, мы победили».

Роман Игнатов