Вернуться к обычному виду

Этот День Победы порохом пропах…

Василий  Васильевич Карпёнков

Сегодня мы предлагаем вниманию наших читателей рассказ Марии Тимофеевой. Её прадедушка Василий Васильевич Карпёнков - участник Великой Отечественной войны. Второго мая ему исполнилось 85 лет. Молодость Василия Васильевича прошла на разных фронтах.

Карпёнков Василий Васильевич родился 2 мая 1924 года в деревне Зимницы Меленковского района Владимирской области.

Отец был плотником, и маленький Вася, которому было около 5 лет, часто ходил с ним на стройку. Учитель школы пожалел мальчишку, позвал его в класс, дал карандаш, лист бумаги, и стал Вася Карпёнков самым маленьким учеником зимницкой школы.

Средняя школа находилась в другом селе по названию Бутылицы, её Василий Карпёнков окончил в 1941 году.

Василий Васильевич вспоминает: "С выпускного вечера 19 июня 1941 года все ребята поехали на призыв в армию. Всем выпускникам уже исполнилось по 18 лет, а кому-то и больше. Мне было 17, и я проходил комиссию в военное училище".

В воскресение, 22 июня 1941 года, началась война, которая изменила ход всей жизни и в селе, и в стране.

Началась общая мобилизация. Почти в каждый дом приносили повестки, поэтому кругом плакали матери и дети. Провожать на войну своих близких, родных, знакомых выходили всем селом.

Тяжёлое было время, ведь многих провожали на верную гибель.

Из-за молодого возраста Василия Карпёнкова не призвали в армию, но и поступить в училище он не смог, потому что въезд во многие города был закрыт. В военкомате порекомендовали пойти работать и ждать призыва вместе со своим годом.

С июля 1941 до августа 1942 года он работал на ремонте железной дороги и хорошо помнит, как осенью начали летать немецкие самолёты, которые обстреливали воинские эшелоны, идущие на фронт через Москву. С воздуха немцы атаковали и санитарные поезда, идущие с фронта, и поезда, идущие на восток, на Муром, с эвакуированными людьми и оборудованием.

Одной из главных целей фашистских бомбардировщиков был железнодорожный мост через Оку, но он надёжно охранялся. Немецкие самолёты перестали летать только тогда, когда врага прогнали от Москвы.

Чтобы вражеский десант не смог высадиться в тылу, на полях ставили столбы (надолбы), которые препятствовали посадке немецких самолётов. А на дорогах ставили металлические ежи-рогатки.

С немецких самолётов разбрасывали листовки. Собирать и читать их категорически запрещалось.

18 августа 1942 года прошёл общий призыв всех, кто родился в 1924 году. Молодых людей со средним образованием направили в пулемётное училище в город Касимов.

В марте 1943 года Василий Карпёнков окончил училище в звании младшего лейтенанта и был направлен на Воронежский фронт.

В конце апреля он прибыл в 268-й гвардейский стрелковый полк, 90-й гвардейский дивизии 6-й гвардейской армии, которая заняла линию обороны.

Эта гвардейская армия пришла в оборону после Сталинградской битвы. Василий Васильевич вспоминает: "Мы стояли на высоком крутом берегу небольшой реки около деревни Раково. Противоположный берег реки был низкий, заболоченный. Впереди за рекой была деревня Завидово - там находился второй эшелон обороны. Первый рубеж обороны был в деревне Коровино, которая находилась от нас в пяти километрах. Наши окопы, траншеи, блиндажи были выкопаны в крепкой известковой горе, глубиной до двух метров. Ширина этих проходов позволяла провозить пулемёты, миномёты и расходиться со встречными".

Целыми днями проходили тренировки, готовились к отпору немцев. И хотя бои ещё не начались, обстановка была неспокойной.

В небе летали самолёты-разведчики, их называли "рама", которую они напоминали своими двумя фюзеляжами. Эти самолеты беспрерывно обстреливались из миномётов и пушек.

Василий Карпёнков  (верхний ряд слева) в госпитале.

"В конце мая нас перевели в деревню Коровино на усиление переднего края, - продолжает Василий Васильевич свой рассказ. - Здесь всё время шла перестрелка. Наступали мелкими группами, то наши, то немцы. И каждый день приносил убитых и раненых. Вместе с нами стояли противотанковые пушки, танки и орудия, всё было закопано в землю, ждали с часа на час.

Утром 4 июля 1943 года, после короткой артиллерийской подготовки, на нас пошли немецкая пехота и танки. Бой шёл около часа. Мы устояли. Немцы отошли, оставив перед нашей линией обороны два подбитых нами танка. Это была разведка боем".

Рано утром следующего дня началась артиллерийская подготовка. Стрельба велась и с немецкой, и с нашей стороны. От разрывов заволокло всё небо, казалось, нет живого места по всей округе. Немецкая пехота, под прикрытием танков, начала наступление. Наши бойцы встретили их огнём. Стреляла пехота, стреляла артиллерия. Здесь Василий Карпёнков в первый раз увидел стрельбу "Катюш". Запомнилось сплошное пламя и разрывы стеной по всей линии фронта.

В течение трех дней бой то стихал, то возникал с новой силой. Много было и раненых, и убитых. Подошли новые части со свежими силами. А уцелевшие, третья часть батальона, в которой служил наш герой, были направлены на усиление другого участка.

"В одной из перестрелок мне пробило левую руку, - вспоминает Василий Васильевич. - От госпитализации отказался - рука хоть с трудом, но работала. Раненый продолжал воевать.

С рассветом 9 июля немцы возобновили атаки. Когда враги были совсем близко, я услышал, что рядом со мной перестал стрелять пулемёт. Видно, произошла заминка. Я подполз к пулемёту, всё поправил и стал стрелять. Когда перелезал через своего наводчика, меня сразила пуля: видно с одной рукой, я высоко высунулся из-за пулемётного щита. Пуля попала в левую руку, прошла по ребрам и вышла в пояснице около позвоночника, задев почку и кишечник. Перевязали меня в окопе, проводили с поля боя, а дальше я пошёл один. Помню, что подняли меня на повозку, где лежали полуживые солдаты. А навстречу к месту боёв шла свежая часть. Нас окровавленных, полуживых, взрослые мужики с плачем целовали и клялись за нас отомстить".

Время лечения было долгим. Сначала раненые лежали в домах, на сене, покрытом брезентом. За ними ухаживали санитары, им помогали деревенские ребятишки. Затем Василия Карпёнкова и его товарищей перевезли в город Солнцево, где сделали повторную операцию. Врач сказал, что ранение очень неудачное. Окопную грязь с него смывали уже в госпитале города Мичуринск. Затем в санитарном эшелоне везли через всю страну в Кемеровскую область, город Сталинск. Здесь он лечился до ноября 1943 года.

А в декабре был направлен на 1-ый Прибалтийский фронт в 4-ую ударную армию 90-й гвардейской дивизии 268 гвардейского полка.

Весь состав полка сменился. Не было никого их тех бойцов, кто участвовал в прежних боях. Полк стоял в обороне по направлению к Витебску.

Во время наступления 3 февраля 1944 года младший лейтенант Василий Карпёнков снова был ранен осколком в левую половину грудной клетки. Осколок остался в груди на память, и сегодня его хорошо видно под рентгеном. "Лечился я во фронтовом госпитале, - рассказывает Василий Васильевич. - После ранения пришёл в 51-ю стрелковую ордена Ленина Краснознамённую имени Ворошилова дивизию, 154-й гвардейский стрелковый полк, командиром стрелкового взвода. Весной мне присвоили звание гвардейский лейтенант и наградили орденом Красной звезды".

Ожесточенные бои шли всё ещё на территории Советского Союза. Полк занял оборону в белорусских болотах. Бойцы жили в блиндажах, которые строили для себя немцы. Наши части вели бои по преследованию отступающих немецких частей. Потери были уже небольшими. Шли направлением на Полоцк.

Вечером 8 июля подошли к линии немецкой обороны, с боем заняли этот рубеж и остановились на окраине города.

Мария Тимофеева  и Василий Васильевич Карпёнков

А 9 июля снова начался бой.

"В этом бою из 20 человек моего взвода четверо убиты, трое ранены, - рассказывает Василий Васильевич. - Ранило и меня. Перебило правую руку, осколки попали в пах и живот. Один осколок попал в орден Красной звезды, который спас мне жизнь. Меня всего перевязали и отправили на собаках на окраину Полоцка. В тыловые госпитали раненых вывозили на самолетах - АН-2 - "кукурузниках", у них под крыльями были прикреплены лодки. Лечился я в городе Вичуги, Ивановской области".

После лечения гвардии лейтенант Василий Карпёнков был направлен в Москву в резервный полк, а затем на курсы совершенствования офицеров пехоты. На берегу Московского водохранилища он встретил долгожданный День Победы. Но службу пришлось продолжить на границе с Монголией и закончить её в 1946 году в Хабаровске.

Всю свою дальнейшую жизнь Василий Васильевич посвятил народному образованию. Он был учителем математики, директором Зимницкой восьмилетней школы Меленковского района, инспектором районного отдела народного образования Петушинского района.

Василия Васильевича Карпёнкова покровчане хорошо знают. Много лет он работал директором Покровской вечерней школы, где путёвку в жизнь получило немало рабочих людей.

У Василия Васильевича и его супруги Марии Васильевны большая дружная семья. Они вырастили сына и четырёх дочерей, которые подарили им пять внуков и семь правнуков!

Особым днём считает для себя Василий Васильевич 9 июля. В праздник Тихвинской иконы Божьей Матери Василий Васильевич празднует свой второй день рождения. Именно 9 июля 1943-го и 1944-го годов в боях он получал тяжелейшие ранения, но остался жив. Его хранила какая-то неведомая сила. Он помнит, как мама, отправляя его на страшную войну, сняла с себя и надела сыну свой крестик. А разве не чудо то, что орден Красной Звезды, принял на себя фашистскую пулю и спас его от смерти.

Василий Васильевич честно исполнил свой воинский долг. И таким дедушкой можно только гордиться.


Мария Тимофеева, правнучка В. В. Карпёнкова