Вернуться к обычному виду

Фронтовая медсестра Антонина Кузнецова

Антонина КузнецоваВесной 1941 года Тоня Кузнецова готовилась к выпускным экзаменам в покровском педучилище. Впереди было получение диплома, распределение и небольшие каникулы. О начале войны, как и многие жители Покрова, она узнала из большого репродуктора, висевшего на углу сквера, у перехода через дорогу, рядом со зданием музея.

За какие-то сутки жизнь в Покрове, таком тихом и спокойном, резко изменилась. Город стал наполняться народом. По дороге в сторону Нижнего Новгорода ехали подводы, шли люди, коровы. Двигались невесть откуда взявшиеся машины.

Вскоре педучилище перевели в другое здание, а на его месте развернулся госпиталь. Недавним студентам и другим девушкам предложили поработать санитарками. Антонина вместе со старшей сестрой Ниной, а также Надя Корнилова, Лида Горохова и другие девушки начали работать в госпитале, а чуть позже стали ходить на курсы медсестер, которые были организованы в городе. Как звали преподавателя курсов, Антонина Ивановна не помнит, но в памяти осталась немолодая и очень красивая женщина.

В мае 42-го года девушки приняли решение проситься на фронт добровольцам и отправились в военкомат районного центра – г. Орехово-Зуево.

Не дожидаясь поезда, домой возвращались пешком, очень радостные и возбужденные оттого, что в военкомате их взяли на службу и велели прибыть на следующее утро. За разговорами о предстоящем отъезде на фронт девчонки не заметили, как дошли до Покрова. В пекарне они получили положенные им сухари. Дома мама Александра Ивановна, втихомолку смахивая слезы, сшила двум своим дочерям заплечные мешки, куда девушки положили свои нехитрые пожитки. И наутро с первым поездом они отправились сначала в Орехово-Зуево, а затем в Москву.

Примерно месяц формировался в Москве полевой передвижной госпиталь номер 4336, в который Антонина вместе с сестрой Ниной получили направление. Здесь они находились уже на военном положении. Жили в школе, ходили всюду строем, врачи и фельдшеры проводили с молодыми медсестрами занятия. Мама приезжала в Москву навестить дочерей, повидаться с ним.

На северо-западный фронт ехали воинским эшелоном. Прибыв в г.Крестцы, приняли у другого госпиталя тяжелораненых, которых нельзя было эвакуировать. Так начались фронтовые будни двух медсестер: Антонины и Нины Кузнецовых. Первые перевязки и уколы были самыми трудными. Дрожали руки, боялись сделать что-то не так. Но с каждым днем приходили опыт, уверенность и сноровка. В Крестцах, среди болот и лесов, стояли всю зиму, но, несмотря на гнилой климат, никто не болел. Медсестры собирали хвою, из которой делали экстракт от цинги, рвали щавель для щей.

Здесь с первых дней были определены обязанности медицинского персонала. Антонина была закреплена за приемным покоем, а Нина, которая была старше и крепче физически, работала на эвакуации раненых и приеме вновь поступающих.

Выполнив свою задачу в Крестцах, госпиталь вместе с 27-й армией, к которой был придан, двинулся в обратный путь. Вновь миновали Бологое, Калинин. В Ранненбурге долго стояли из-за скопления эшелонов.

Рассказывая об этом, Антонина Ивановна принесла карту-схему продвижения 27-й армии. Нарисованные здесь стрелки указывали от Москвы на Курск. Именно сюда летом 43-го года передислоцировался госпиталь.

С 5 июля по 23 августа здесь, на Курской дуге, происходило одно из тяжелейших сражений Великой Отечественной войны. Крупное наступление немецко-фашистских войск групп армий «Центр» и «Юг» было отражено, а затем советские войска Центрального, Воронежского, Степного, Западного и Юго-Западного, Брянского фронтов перешли в контрнаступление, разгромили до 30 дивизий противника, освободили Орел, Белгород, Харьков. Советская армия окончательно закрепила за собой стратегическую инициативу.

Тяжелейшие бои шли полтора месяца. Для госпитальных врачей и медсестер дни слились в непрерывную цепь операций. Палаты были переполнены ранеными. Работали очень напряженно и валились с ног от усталости. Но раненые требовали медицинской помощи и ухода, поэтому выполнять свою работу приходилось порой из последних сил.

Наши войска перешли в наступление. Вместе с фронтом двигались и передвижные полевые госпитали. В их числе и госпиталь номер 4336. Надо сказать, что во время переброски на другое место сестричкам приходилось выполнять не только свои обязанности по медицинской части. Они помогали строить новые госпитальные помещения, разворачивали палатки, обеспечивали необходимые санитарные условия, если госпиталь был вынужден размещаться в бывшем коровнике.

Антонину Кузнецову перевели в аэробное отделение. Ей постоянно приходилось ассистировать хирургу во время операций, и что такое ампутация, она теперь знала не только по теории.

Одним из самых страшных моментов в ее воспоминаниях было форсирование Днепра. Войска переходили реку по понтонному мосту под вражеской бомбежкой. Нередко бомбы падали точно на мост, и тогда под воду уходили и машины, и люди. И все же госпиталь переправился через Днепр довольно благополучно. Двигаться вперед приходилось по-разному – и на машинах и на подводах. По Украине шли в основном пешком, останавливаясь лишь в небольших населенных пунктах. Одно было хорошо – ели суп с мясом. На Украине в качестве тягловой силы использовали волов, а их мясо оказалось довольно вкусным.

Продвигался с боями фронт, полевой госпиталь шел следом и принимал раненых. Шли по Молдавии, Румынии, Венгрии. Запомнились названия городов, где приходилось стоять и разворачивать госпиталь: Яссы, Фокштаны, Турда, Клуш, Дебрецен, Машкольц, Будапешт.

В Румынии стояла невероятная, изнуряющая жара. Здесь Антонина заболела малярией. Ее состояние было настолько тяжелым, что выжить она не надеялась. Но врачи эвакогоспиталя, в котором она осталась, выходили сестричку, и она благополучно догнала своих.

Пройдя около 4-х тысяч километров, 27 армия достигла Австрии. Здесь, в Гросс-Питерсдорфе, коллектив госпиталя номер 4336 узнал о победе. С этого дня все стали ждать отправки домой.

Обратно ехали на машинах по знакомым местам. Ближе к Москве пересели на поезд и прибыли на Белорусский вокзал. Каждый день в столицу со всех фронтов прибывали воинские эшелоны, украшенные цветами и зеленью. Играла музыка, было много встречающих. Радость победы и радость жизни была безграничной. Старшие сержанты медицинской службы Антонина и Нина Кузнецовы вернулись в Покров в сентябре. Нина вскоре стала работать воспитателем в детском доме: до войны она закончила в Орехово-Зуеве педагогическое училище. А Антонина пошла в больницу медсестрой хирургического отделения. Правда, вскоре подруга уговорила ее пойти воспитателем в детскую колонию. Проработав там 27 лет, она получила направление в Судогодский район, где располагалась женская колония. Отсюда вышла в отставку в звании майора МВД. С 1983 по 2003 год Антонина Ивановна активно работала в Совете ветеранов Великой Отечественной войны г. Покрова.

С фронтовыми медсестрами своего родного госпиталя встречались постоянно. Эти встречи проходили и в Коломне, и в Москве. Фотографировались на память. Рассказывали друг другу о послевоенной жизни, делились заботами и проблемами. Переписывались, перезванивались. Вот недавно в Покров пришло письмо от Марины Вознесенской. В подтверждение своих слов Антонина Ивановна протягивает мне фотографию немолодых уже женщин и называет их по именам: «Вот она, Марина Вознесенская, это Валя Куклева, Шура Паюсова, Катя Глиняная, Шура Мудрецова, Аня Лунина, Шура Демина».

Спохватившись, я спрашиваю Антонину Ивановну о наградах. «Вы знаете, - говорит она, - мы ведь во время войны о наградах и не думали. И на фронт рвались не за наградами». Но, отвечая на вопрос, не спеша перечисляет: медаль «За боевые заслуги», медаль «За победу над Германией», орден «Отечественной войны II степени» и юбилейные медали.

Недавно в одной из телевизионных программ показали проект памятника, который будет установлен в подмосковных Химках, где предполагается создать целый комплекс в честь 60-летия Великой Победы. Это памятник фронтовой медсестре - справедливая и заслуженная дань мужеству и самоотверженности сестер милосердия, без которых не было бы Победы.

Галина Фомичева