Вернуться к обычному виду

Рябкин Николай Васильевич

Николай и Мария Рябкины

Из наших покровских мест родом ветеран Великой Отечественной войны Николай Васильевич Рябкин.

Мы с ветераном сидим на кухне в его частном доме и разговариваем. Тут же и супруга ветерана, Мария Александровна, труженик тыла и педагог с многолетним стажем.

Родился Николай Васильевич 17 августа 1925 года в деревне Гостец. Эта деревушка находится недалеко от Покрова, примерно в восьми километрах. Как и большинство деревенских людей тех лет родители Николая работали в местном колхозе. Отца Николая звали Василием Афанасьевичем, а маму - Марией Сергеевной. Первый ребёнок в этой семье появился на свет в 1924 году. Тогда родилась девочка, которую назвали Зинаидой. А через год родился младенец, которому дали имя Николай.

Своим чередом проходили день за днём в трудах и заботах. Но жизнь крестьян в деревне была совсем нелёгкой. Поэтому, чтобы улучшить материальное положение своих семей, некоторое мужчины уходили на заработки в город Орехово-Зуево. Отец Николая - Василий Афанасьевич - тоже ушёл на поиски работы в Орехово-Зуево. Он знал плотницкое ремесло и таким способом стал зарабатывать средства на содержание своей семьи.

Постепенно семья Рябкиных разрасталась. К 1941 году у супругов родились ещё дети. Младшая сестра Николая Людмила в будущем получит орден Трудовой славы.

Когда Николай подрос, то стал ходить в начальную школу села Воскресенье. Там он окончил пять классов и продолжил учиться уже в Покровской средней школе. После окончания седьмого класса Коля решил получить профессию и поступил в Орехово-Зуевское ремесленное училище №7. Там он учился на слесаря.

Когда наступил тяжёлый и мрачный 1941 год, Николаю исполнилось всего шестнадцать лет. Но никто из знакомых Николая, да и он сам 1 января 1941 года еще не знали, какие испытания обрушатся на них, их семьи, на всю страну. Прошло полгода, и жарким воскресным июньским днём перевернулся мир – наступило 22 июня 1941 года, которое останется чёрной датой в памяти миллионов людей.

Об этом мы и говорили, и Мария Александровна, супруга ветерана, добавила: «Конечно, это был страшный день. Когда объявили о нападении Германии на Россию, слёз было много. Только мы, тогда ещё маленькие, не осознавали, что значит слово «война». Но общая тревога взрослых передавалась и нам. Мы понимали только одно: случилось что-то страшное».

Мария Александровна, покровчанка, в 1941 году после окончания семи классов поступила в Покровское педагогическое училище. Она хорошо запомнила трудные годы учёбы военных лет.

После окончания педучилища в 1944 году Марию направили по комсомольской путёвке на работу в Обнинскую колонию. Но долго там она не проработала.

Её мать в результате несчастного случая стала инвалидом первой группы. Отец в это время был на фронте, и забота о младших брате и сестре легла на её плечи. Она вернулась в Покров, к семье. Работать она устроилась в колонию для девочек, которая размещалась в бывшем комплексе православного монастыря на Введенском. Пятнадцать лет проработала она там. Во время работы в колонии ей было присвоено звание младшего лейтеанта. Работая ещё в колонии, Мария Александровна окончила заочно Владимирский педагогический институт.

Но вернёмся к Николаю Васильевичу. В январе 1943 года его призвали в армию. Ветеран вспоминает состоявшийся в военкомате разговор.

«У тебя слух есть?»- спросили призывника. - «Наверно, есть, я ведь не глухой и на балалайке немного играю», - ответил парень. – «Значит, так: пойдёшь служить в войска связи».

«И меня назначили в связь, - говорит ветеран. - Отправили на учёбу в город Ижевск, что в Удмуртии, на Урале. Двадцать третьего февраля 1943 года я принял присягу. Учился я на радиста шесть-семь месяцев. После чего меня в звании сержанта направили телефонистом на фронт. В боевых действиях я принимал участие с сентября 1943 года.

Прошёл дорогами войны в составе Второго, а затем и Третьего Украинских фронтов. Я служил в 92-ой гвардейской стрелковой дивизии. Наша дивизия шла во втором эшелоне. Частями из второго эшелона в ходе боёв «затыкали дыры» там, где немцы прорывали фронт.

После того как был освобождён от немцев Харьков, наша дивизия подошла к Днепру. Началось опасное форсирование Днепра. Днепр - широкая и глубокая река. Немцы такую массу снарядов и бомб обрушили тогда на наши части, что до сих пор я помню дрожь земли от этого. На походе к Днепру я получил первое, лёгкое, ранение под локоть левой руки – царапнуло меня».

Солдаты готовились к форсированию Днепра, сколачивали плоты. В это время Николай Васильевич заболел малярией. Его трясла лихорадка, он терял сознание. Тогда Николая направили на лечение. Когда Николай Васильевич подлечился (хинные порошки избавили от лихорадки) и наконец-то переправился на другой берег Днепра, то нашёл свою часть сильно поредевшей. Большинство солдат погибли при форсировании Днепра.

«Если бы не малярия, то вряд ли Николай остался жив, - говорит супруга ветерана, Мария Александровна. - Так что болезнь его спасла от смерти. И я этому рада».

Великая Отечественная война продолжалась. Советское командование разработало Никопольско-Криворожскую наступательную операцию 1944 года. Началась она силами войск Третьего и Четвёртого Украинских фронтов 30 января 1944 года, а завершилась 29 февраля 1944 года. Целью этой операции был разгром Никопольско-Криворожской группировки немецких войск, ликвидация Никопольского плацдарма немцев на Днепре и освобождение Никополя и Кривого Рога от завоевателей. Город Кривой Рог был освобождён 22 февраля 1944 года. За участие в освобождении этого города 92-я гвардейская стрелковая дивизия, в которой служил Николай Васильевич, получила почётное наименование «Криворожская».

В результате Никопольско-Криворожской операции было разгромлено двенадцать немецких дивизий. Среди них три танковые и одна моторизованная.

И после освобождения Кривого Рога Красная Армия продолжала наступление.

«Мы гнали немцев, - рассказывает ветеран. - И вот как-то одной ночью мы долго шли вперёд. Около какой-то речки вышли к деревушке, название которой я уже забыл. У меня была за спиной переносная радиостанция и катушка с телефонным проводом. Катушка вообще-то мешала мне. Только первые наши солдаты подошли к окраине деревни, как оттуда раздался сухой автоматный треск, послышался пулемётный звук. Это засевшие в деревне немцы открыли по нам огонь. Ну, мы им, конечно, хорошо ответили.

Во время перемещения по местности я внезапно почувствовал удар, как будто задел больно локтём правой руки катушку с телефонными проводами, что была вместе с рацией за спиной. Я выругался крепко от досады. Двигаюсь дальше и чувствую, что руке вдруг стало горячо. Я дотрагиваюсь до локтя: кровь».

Эта рана оказалась серьёзной. Была перебита связка.

Рука обвисла, как плеть. Николай Васильевич был отправлен в госпиталь. Он ещё не знал, что вместе с этим ранением закончилась для него и война. Николая комиссовали сроком на полгода. Поэтому он вернулся домой на время излечения. К его счастью, врачам удалось вылечить его руку.

«Я уж думал, что рука моя совсем усохнет, - говорит Николай Васильевич, - но нет - обошлось».

Спустя некоторое время солдата снова призвали в армию и направили в город Горький, а точнее, в его пригород – Сормово. Там находился десятый учебный танковый полк. Солжата обучали на радиста-пулемётчика танкового экипажа.

В десятом танковом полку Николай и встретил известие о Победе над Германией. Однако воинская служба Николая продолжилась. С танковым батальоном сначала на среднем танке Т-34, а затем и на тяжёлом танке он служил в Румынии, Венгрии, Чехословакии, наконец, в Германии.

Побывал Николай Васильевич и в Берлине. Там он сфотографировался вместе товарищами у стен Рейхстага, у Бранденбургских ворот.

Но, к сожалению, эти фотографии попали вместе с ненужными газетами и книгами в макулатуру. А вовремя обнаружить это не смогли. Так была безвозвратно утеряна частичка памяти о годах военной службы.


Демобилизовался Николай Васильевич в 1950 году. Началась его мирная трудовая жизнь. И вскоре он познакомился со своей будущей женой. А произошло их знакомство таким образом.

«Мы вместе с Лёней Дворецким участвовали в художественной самодеятельности, ездили с коллективом по деревням - пьесы ставили, песни пели, народ веселили», – говорит Николай Васильевич.

И вот однажды в Покрове этот самодеятельный коллектив поставил пьесу про американского безработного. Этого вот безработного и играл Николай Владимирович.

В зрительном заде были и две подруги: Мария Чистова и Антонина Кузнецова. Весело они хохотали, наблюдая этот серьёзный, в общем-то, спектакль.

«Настолько это было примитивно и смешно, - говорит Мария Александровна, - что не рассмеяться было невозможно».

А после спектакля Николай подошёл к подругам и говорит: «Чего это вы смеялись?!»

Так началось знакомство Николая и Марии. Они стали ходить вместе на танцы. Танцевать любили они оба.

«Как-то в шутку, несерьёзно началось наше знакомство, и поженились мы можно сказать в шутку, - говорит супруга Николая Васильевича, - а получилось на всю жизнь. Недавно мы и золотую свадьбу отпраздновали.

В 1952 году Николай Васильевич устроился работать на Кунцевский механический завод по лимиту. На заводе из комплектующих частей собирали радиолокационные станции. Ему дали комнату в общежитии.

Потом в Москву к мужу переехала и Мария Александровна. Она стала работать учителем русского языка литературы в московской средней школе. В 1965 году стала завучем школы и поработала в этой должности до 1981 года. А Николай Васильевич проработал на своём заводе до 1985 года.

Мария Александровна не забыла, что в Покровском педагогическом училище получила «путёвку в жизнь». Недавно Покровское педучилище, ныне переименованное в колледж, праздновало своё 80-летие, и Мария Александровна пришла на торжественный праздник, чтобы встретиться со своими коллегами, ровесниками и молодым поколением преподавателей. Ей было интересно вспомнить начало своего педагогического пути, да и сам юбилей этот многое для неё значит.

Я рассматриваю фотографии Николая Васильевича, их принесла из комнаты Мария Александровна.

«Да не герой я, - говорит Николай Васильевич. - Я обычный человек, и ничего особенного в жизни моей нет».

Но рассматривая чуть позже военный билет Николая Васильевича, я увидел запись о том, что он награждён медалью «За отвагу».


Николай Васильевич и Мария Александровна - дружные супруги. Как и в молодые годы, они бодры духом, любят хорошую шутку, подшутить друг над другом. Искорки задора не угасли в их глазах. И любовь друг к другу не потухла с течением времени.


Несмотря на то, что годы берут своё, Николай Васильевич достаточно крепок, чтобы достойно и торжественно пронести на праздничном шествии 9 мая красное знамя Победы. И в этом году, когда Россия праздновала 60-летие Победы над Германией, Николай Васильевич 9 мая во главе колонны покровских ветеранов нёс знамя к обелиску «Скорбящая мать».

Роман Игнатов