Вернуться к обычному виду

Усков Николай Иванович

Младший сержант Николай Усков

Почти весь 2005 год, начиная с марта, в нашей газете публиковались рассказы о ветеранах Великой Отечественной войны, которые живут в нашем городе. Знакомясь с этими материалами, читатели нашей газеты подробно узнавали о жизни целого поколения, которому довелось принять на себя ответственность по защите Родины от немецко-фашистских захватчиков и победить врага, порой ценой своей жизни. Сегодня мы познакомим вас еще с одним представителем этого славного поколения.

Николай Иванович Усков написал о себе сам. Он принес в редакцию три мелко исписанных тетрадных листочка, на которых рассказал о своем жизненном пути. Сегодня мы печатаем этот рассказ практически без изменений. Итак, солдат Великой Отечественной о своем времени и о себе…


Я, Усков Николай Иванович, родился 22 июля 1924 года в деревне Попиново Петушинского района в крестьянской семье. Отец, Иван Степанович всю жизнь был в отъезде, на заработках, чтобы прокормить семью. Мать, Мария Ивановна, работала в сельском хозяйстве. В колхозе практически трудилась вся семья, не только мать, но и мы, подростки. Старались помочь взрослым своим трудом.

Денег в колхозе не выдавали. Все лето записывали в книжку трудодни, которые тогда называли «палочками». А после уборки урожая, осенью, производили их натуральную оплату. Но вначале колхоз должен был рассчитаться с государством, потом засыпать в закрома фураж и семена на будущий год. Что оставалось, делили на трудодни. Если урожай был хороший, кое-что оставалось. А если нет, то и на трудодни делить было нечего. Вот так и жили в деревне. В основном за счет своего огорода и хозяйства, да и с них надо было сдать государству 300 кг картошки, 380 литров молока, если в хозяйстве была корова, 48 кг мяса, 50 штук яиц. К тому же 1000-1500 рублей надо было заплатить каждый год налог и страховку. Интересно, что обязывали сдавать еще поросячью шкуру, независимо от того, держал хозяин поросенка или нет. Для того, чтобы выполнить все эти условия, трудились, не покладая рук, иначе семья прожить не могла. Остаток молока и яиц продавали, чтобы купить хлеба, сахара и другие необходимые продукты. Одевались и обувались во все старое, на покупку новой одежды и обуви не хватало средств.

Наша семья была большая, как большинство семей в предвоенную пору. Но из восьми детей осталось лишь трое, остальные умерли от разных детских болезней. Смотреть за ними было некогда, в сельскую больницу обращались зачастую слишком поздно.

Я учился в Костинской сельской школе, Окончил 7 классов. В 1939 году поступил на заочные курсы счетоводов. Через год их окончил и продолжал работать в колхозе по этой специальности.

Когда началась война, об этом сразу стало известно, хотя радио в нашей деревне не было. Сразу приехали уполномоченные, сразу в дома стали приносить повестки, стали уходить на фронт наши мужики. Многие уходили воевать добровольно. В деревне остались только женщины и подростки, на их плечи и легла вся нелегкая работа в колхозе. Мы, мальчишки, работали и на сенокосе, на уборке зерна, картофеля. Управлялись с лошадьми, свозили с поля урожай, увозили госпоставку. Всюду была наша ребячья сила, всюду была наша помощь. Мы старались, понимая, что заменить нас некому.

В августе 1942 года пришла и моя очередь защищать родину от немецких варваров. В то время мне исполнилось 18 лет.

Я был призван Петушинским райвоенкоматом и направлен в часть, расположенную в городе Шуя. Знаменитые лагеря для новобранцев как раз и располагались в Шуе и Гороховце. Меня зачислили стрелком 534 стрелкового полка. Но, посудите сами, какой из меня был стрелок при росте 149 см и весе 49 кг? Обмундирование выдали старое. Полы моей шинели тащились по земле, я путался в них. Ботинки 43 размера при моем 37-м слетали с ног во время ходьбы. А военный «харч»? Смешно и горько вспоминать. Кормили нас под открытым небом, на столах из теса, стоя. Принесут ведро баланды, выльют эту бурду в подобие деревянного корыта, на 10 человек, как поросятам. Все голодные, все спешат захватить ложкой хоть что-нибудь. Но пока до рта ложку донесешь, все содержимое в этой давке прольешь. Так первое время и продолжалось, пока мы не сообразили, что нужно делать. Пошли на помойку, каждый нашел для себя жестяную банку, помыли их как следует. И с тех пор корытом уже не пользовались, а разливали еду по отдельным банкам.

С боевым вооружением было такое положение. Каждому нам дали по винтовке как бойцам стрелкового полка. Мне досталась 2-х метровая винтовка, и с ней началась моя мука. На учениях по команде командира «Длинным коли!» или «Коротким коли!» я выкидывал винтовку вперед, а она при моем таком малом росте тянула меня вниз. Я падал вместе с ней на землю. Вот такой был горе-воин.

Командиры посмотрели на меня и решили перевести в роту автоматчиков. Здесь вместо винтовки мне выдали автомат ППШ. Он и легче, и короче винтовки. С ним мне стало сподручней обращаться.

Но вот время обучения военному искусству прошло, и наш 534 полк направили на пополнение под Ленинград, на Волховский фронт. Шел 43-й год. Мы стояли в болоте, которое даже лютой зимой не замерзало. Перед нашим полком поставили задачу штурмом овладеть Синявинскими высотами, взять станцию Мга и прорвать оборону врага, захватившего Ленинград в блокаду. Но наша атака, не подкрепленная танками, самолетами и артиллерией, была остановлена. Мы понесли большие потери.

Во время этого штурма меня контузило и ранило. Санитары подобрали и вывезли меня с поля боя на волокуше и доставили в санчасть, где была оказана первая медицинская помощь. А затем в госпитале для тяжелораненых в г. Сокол Волховской области обработали раны, наложили гипс. Здесь я находился до выздоровления.

Благодаря хорошему лечению и чуткому отношению к бойцам медперсонала, на поправку я пошел быстро. До сих пор с благодарностью вспоминаю всех медиков этого госпиталя, которые сохранили мою раненую ногу и не оставили калекой на всю жизнь.

Кормили в госпитале хорошо, питания хватало всем. Но пришло время, и меня вызвали в зал, где находилась медицинская комиссия. Она осматривала выздоравливающих бойцов. Я и другие поняли, что за нами приехали «покупатели» - так называли их в то время. Меня отобрали в число солдат для отделения связи. Здесь находились радисты, связисты, разведчики. Сборный пункт базировался на станции Кунцево под Москвой, где формировалась 34-я зенитно-артиллерийская дивизия резерва главного командования. Вскоре дивизия была направлена на западный фронт под город Ельня. В это время здесь шли жестокие бои. Так, с боями, мы начали продвигаться вперед, освобождая родину от фашистских завоевателей.

Затем нашу дивизию резерва главного командования передали 3-ему Белорусскому фронту, командовал которым генерал армии, дважды Герой Советского Союза Иван Данилович Черняховский. Мы вышли в направлении городов Витебск и Орша, форсировали Днепр и взяли направление на Литву. И вновь продвижение вперед было связано с жестокими, кровопролитными боями. За форсирование реки Неман нашу дивизию наградили орденом Кутузова II степени, и с тех пор она стала именоваться Неманской. В Литве мы освободили города Каунас, Алитус и другие. Затем перешли Государственную границу Пруссии и направили свои войска бить немца уже на его территории. Здесь в бою погиб генерал армии И. Черняховский, командование дивизией принял генерал армии Василевский.

Кстати говоря, на литовской границе штаб нашего полка попал в окружение, но мы сумели отбить немецкие атаки и спасти знамя полка. За этот воинский подвиг нас наградили правительственными наградами. Я лично получил медаль «За Отвагу».

Продвигаясь вперед с тяжелыми боями, мы сумели прижать немцев к побережью Балтийского моря, и враг бежал, оставляя свою технику.

Особенно тяжелыми были бои за взятие крепости Кёнигсберг. Враг долго и упорно сопротивлялся. Но и мы к этому времени научились воевать, на помощь нам пришла боевая техника. Здесь был кромешный ад. Волна за волной крепость бомбили самолеты. Были слышны хорошо узнаваемые голоса «Катюш». Силы на взятие крепости были брошены немалые, и Кёнигсберг пал. Нас, бойцов, наградили медалью «За взятие Кёнигсберга».

Войну я закончил в Восточной Пруссии. День победы был долгожданным и незабываемым. Что творилось в этот день! Радовались и плакали одновременно, стреляли из всех видов оружия. Мы победили, враг был разгромлен! Такое ликование каждый из нас пережил в жизни только один раз.

В Пруссии уже после победы меня направили в школу младших командиров. После окончания учебы присвоили звание младшего сержанта. Затем я получил направление в город Иваново в офицерскую школу, но ехать туда не согласился. Очень хотелось поскорее вернуться домой. Демобилизовался в третью очередь, в 1947 году.

Вернувшись домой, узнал, что на фронте, под Смоленском, погиб мой старший брат Василий и три двоюродных брата. Мне повезло остаться в живых.

Дома ждала работа по восстановлению колхоза, так что отдохнуть мне не дали. Как коммуниста направили на трудный участок по заготовкам леса и дров в деревню Мячиково. Определили норму – 10 кубометров дров на двоих ежедневно. Отработал в лесу три месяца, но денег практически не получил, потому что плата в колхозе была мизерная.

Надо было искать более подходящую работу. Поступил налоговым агентом по Костинскому и Шаровскому сельским Советам. Налоги собирались в Покровский райфинотдел. Работал в этом качестве до 1951 года. В этом время встретил и полюбил девушку по имени Анастасия. Она работала медсестрой в Костинской сельской больнице. Поженились. Через год у нас родился сын Вася, а в 1959 году - дочь Люба.

Чем я только не занимался в эту пору, чтобы прокормить семью! Работал заведующим чайной в сельпо деревни Костино, заведовал торговой палаткой в деревне Семенково, был заведующим магазином в деревне Киржач. Потом работал на Покровской почте райорганизатором по подписке на газеты и журналы. Кроме того, старался подработать и топором, если куда-то звали помочь по хозяйству. Выезжал даже в 1953 году на стройку в Москву, где трудился слесарем-сантехником. Но в колхозе паспорта на руки не выдавали, а без документов далеко не уедешь, да и не разрешали уезжать. Деревенский народ в ту колхозную пору был бесправен. А я тем более был коммунистом.

Но в 1954 году родители жены перевезли свой дом в Покров, вместе с ними уехали на жительство в город и мы.

Супруга моя Анастасия Васильевна поначалу работала медсестрой в городской больнице, а затем 18 лет трудилась в колонии поселка Введенский. Она тоже была участницей Великой Отечественной войны, инвалидом II группы. Имела правительственные награды. Умерла в 2003 году от инфаркта, не пережила гибель в автокатастрофе нашего сына Василия.

Последние 18 лет я отработал газовщиком в институте, отсюда и ушел на заслуженный отдых в 1987 году. Награжден правительственными наградами. Это орден Отечественной войны I степени, медали «За Отвагу», «За взятие Кёнигсберга», медалью Г.К. Жукова, медалью «За победу в 1941-1945 гг.» и еще восемью юбилейными и другими наградами.

К 60-летию великой Победы вернулся после службы в армии мой внук Николай. С ним мы и встретили этот замечательный праздник. Дочь Люба и внуки меня не забывают, постоянно навещают. Мы стараемся друг другу помочь. Заботу обо мне после смерти жены взяла на себя очень славная женщина - Татьяна Антоновна Горшкова, я ей очень благодарен.

Всех ветеранов Великой Отечественной войны сердечно поздравляю с Новым 2006 годом, желаю здоровья, бодрости, хорошего настроения, любви и заботы близких им людей.

Ваш Николай Усков