Вернуться к обычному виду

ПЕТР КЛЯПОВСКИЙ – ОФИЦЕР И ПЕДАГОГ

Петр Александрович родился в 1924 году в Вологодской области, в деревне Насоново, и в его речи едва заметно проскальзывают звуки северного выговора. Мать Александра Николаевна и отец Александр Пафнутьевич крестьянствовали. Земли в тех краях принадлежали местной помещице, которая предоставляла земледельцам наделы, снабжала их семенами при условии, что половина урожая принадлежит ей, поэтому местные крестьяне назывались половинниками.

ВокзалКак звали эту помещицу, что это был за человек и как сложилась ее судьба после революции, Петр Александрович по малолетству не запомнил. Рассказал только, что деревенскую усадьбу ее сожгли. Там осталась лишь большая раскидистая черемуха, на которой он вместе с деревенскими пацанами кормился вкусными сочными ягодами, стараясь натолкать их за пазуху про запас, поэтому мать всегда ругала за грязную рубаху. В деревне знали, что сын помещицы, офицер, погиб в Гражданскую войну. В Великом Устюге, где позже предстоит жить и учиться нашему герою, остался трехэтажный каменный помещичий дом как напоминание о былых временах.

Наш герой закончил четыре класса в деревенской школе. К этому времени вернулся из армии старший брат Алексей, старшие сестры уже работали на местном Красавинском льнокомбинате, который жив и по сию пору. Было принято решение переехать в Великий Устюг. В городе у семьи был большой просторный дом, который построил отец вместе с братом Алексеем.

Правда, Александр Пафнутьевич, видимо, надорвавшись на строительстве, вскоре умер. Пете тогда исполнилось всего 5 лет, так что отца он почти не помнит, рос без него.

Великий Устюг стоит, считай, у трех рек. Сухона и Юг, сливаясь, образуют Малую Двину, затем в нее впадает Вычегда - и вот уже течет полноводная Северная Двина. До войны по этим рекам ходили колесные грузовые пароходы, основным топливом которых были дрова, а пассажиров перевозили белые речные красавцы. Работать на таком белом пароходе было мечтой Пети Кляповского. Закончив 7-й класс городской десятилетней школы им. Герцена, он поступил в ФЗУ с целью получить специальность судового машиниста, но училище вскоре преобразовали в ФЗО, в котором через полгода он смог выучиться лишь на моториста буксирного катера. Так что еще совсем мальчишкой, примерно за год до начала войны, начал работать на реке.

Буксирный катер водил за собой баржи с грузами, ходили до Котласа, Красноборска, Архангельска. С началом войны характер груза был однообразным - водка с местного ликеро-водочного завода в Великом Устюге. Груз был предназначен фронту.

Перед самой войной, году в 39-м, из Белоруссии в Великий Устюг перебазировалось Пуховическое военное пехотное училище. Местные мальчишки с завистью смотрели на курсантов, одетых в красивую форму, новые портупеи, сапоги. Незабываемым зрелищем был для них военный парад курсантов. Мало кто не мечтал здесь учиться. И вот в 43-м году наш молодой моторист получает из военкомата повестку, и его направляют в это училище на 10-месячные курсы обучения.

В мае 43-го года учеба закончилась и с открытием навигации новоиспеченных младших офицеров отправили на фронт. Погоны тогда еще не были введены, их заменяли шпалы. Молодые выпускники со средним образованием имели две шпалы, остальные по одной.

С дрожью в голосе рассказывал Петр Александрович, как погрузились они на первый пароход и, отчаливая, запели: «Прощай, любимый город!». Молодые ребята ехали на фронт и понимали, что домой они могут не вернуться. Могут никогда больше не увидеть это северное раздолье, дорогие сердцу речные просторы, родных и сверстников.

Пароходом новобранцы прибыли в Котлас, а затем воинским эшелоном приехали на станцию Москва-Сортировочная. Постояв здесь недолго, эшелон отправился на юго-запад – туда, где вскоре произойдет крупнейшее сражение Великой Отечественной войны на Курской дуге.

Прибыв на станцию Елец 11 мая 43-го года, молодые лейтенанты, переведенные в резерв Центрального фронта, разместились в 5-ти км от города в бывшей конюшне, которую до них солдаты уже обжили. Петр Александрович вспоминает, как впервые они, северяне, столкнулись здесь с незнакомыми для них до сих пор блохами. В этой конюшне блох было множество, и поначалу новобранцы не понимали, кто их так сильно кусает.

Каждый вечер новобранцы с тревогой наблюдали, как фашисты бомбят Курск, Елец и другие узловые станции. Вначале с наступлением темноты прилетал вражеский самолет-разведчик, он спускал на парашюте горящую ракету, освещая местность под собой. Следом шли бомбардировщики, уже зная, где сбросить свой груз. С земли их обстреливали наши зенитные батареи. Шла интенсивная подготовка к летним боям. На станцию Елец один за другим приходили воинские эшелоны с боевой техникой и солдатами. Они разгружались и отходили в заранее намеченные точки дислокации в лесах Курской и Липецкой областей.

Рассказывая об этом, Петр Александрович коснулся такого больного вопроса, как в целом готовность к войне со стороны Германии и со стороны СССР. Он приводил цифры, означающие количество вооружения, число самолетов и танков, количество бойцов, задействованных в крупных операциях. Было видно, что с историей минувшей войны он достаточно хорошо знаком. Мы начинали войну с трехлинейной винтовкой, наследницей царской России, образца 1891 года, а у немцев к началу войны было новейшее автоматическое оружие образца 1940-41 годов с пятью магазинами по пятьдесят патронов в каждом.

Рассказывая о Курском сражении, Петр Александрович рисовал на листке бумаги расположение наших фронтов и расположение полка, в котором находился сам.

До конца мая молодых лейтенантов-выпускников училища представители воинских частей определили в подразделения. Петр Кляповский оказался самым молодым среди солдат взвода, в котором ему предстояло принять первый бой.

Он вспоминает: «Нашему полку была поставлена боевая задача – занять, то есть отбить у фашистов, населенный пункт. Находился он на той стороне реки, примерно такой, как наш Киржач. Конкретно наша рота прикрывала и поддерживала огнем штурмовой отряд. Операция началась перед рассветом. Мы благополучно преодолели луг со стогами леса и окопались на берегу реки. С рассветом штурмовой отряд при поддержке стрелкового и минометного огня форсировал реку, завязал ближний бой с немцами в окопах. Немцы отступили на вторую оборонительную линию. Параллельно внизу по течению реки такую же боевую операцию вел 3-й батальон. В результате совместных боевых действий первый батальон нашего полка, преодолев водную преграду по наведенному саперами понтонному мосту, быстро занял населенный пункт. Вслед за ним поддерживающие роты вышли в тыл к немецким солдатам. Бросая убитых и тяжело раненных, немцы отступили, чтобы не попасть в окружение».

Следующие два дня прошли относительно спокойно. На третий день наши бойцы вышли из леса к большому селу, стоящему на открытой местности. По результатам полковой разведки стало известно, что в село занято немцами, и его предстояло отбить.

«Ночью, перед боем командир роты поставил передо мной задачу: разведать огневые точки противника, - вспоминает Петр Александрович, - в разведку я взял двух бойцов. На обратном пути противник нас обнаружил и обстрелял из пулемета. Одного бойца тяжело ранило. По канаве вдоль дороги мы вышли к своим, стоявшим в лесу, и вынесли раненого».

Это был молодой боец. Придя в сознание, он попросил: «Напишите маме, что я погиб в бою». В кармане гимнастерки был адрес матери и фотография молодой девушки с надписью на обратной стороне: «Я жду тебя с победой». Терять своих бойцов было очень горько, но война не располагает к сентиментальности, там быстро привыкают к трупам, к потерям, и в этом, отчасти, состоит ее жестокость и бесчеловечность.

Село было атаковано с трех сторон и освобождено. В плен захватили немецких солдат и двух офицеров. После поражения под Сталинградом немцы потеряли былую спесь и веру в свою непобедимость. Проиграв Курское сражение, они уступили военную инициативу Советской Армии и были вынуждены отступать на Запад.

ВокзалПо официальным данным, Курская битва длилась с 5 июня по 23 августа 43-го года. В июле в оборонительных сражениях войска Центрального и Воронежского фронтов под командованием генералов армии К.Рокоссовского и Н.Ватутина отразили крупное наступление немецко-фашистских войск - групп армий «Центр» и «Юг», сорвав попытку противника вернуть стратегическую инициативу, утраченную ими в Сталинградской битве. Планы окружить и уничтожить советские войска на Курской дуге провалились.

В июле-августе войска Центрального, Воронежского, а также Степного, Западного, Брянского и Юго-Западного фронтов под командованием военачальников И. Конева, В. Соколовского, М. Попова, Р. Малиновского перешли в контрнаступление, разгромили до 30-ти дивизий и освободили Орел, Белгород, Харьков.

Курская битва была решающей в обеспечении коренного перелома в ходе войны. Советская Армия окончательно закрепила за собой стратегическую инициативу. Это строки официального вывода о результате Курской операции, успех которой обеспечивали тысячи бойцов, многие из которых отдали за положительный исход свою жизнь. Наши потери в этой страшной мясорубке были огромными.

Петр Александрович Кляповский вспоминает: «Во взводе из 20 человек осталось 8 бойцов, а в роте не больше 20 и всего 3 офицера. Был конец сентября 43-го года. Нам предстояло перекрыть дорогу, по которой двигались отступающие немецкие войска, разбитые под Орлом. В этом бою участвовал весь наш полк. Немцы задействовали танки и артиллерию. Во время перебежки я почувствовал сильную боль в бедре левой ноги».

Для нашего героя это был последний бой. Очнулся он на повозке, запряженной быками. Она курсировала между станцией на железной дороге и линией фронта. В госпитале г. Курска на раненую ногу наложили гипс. Всех транспортабельных раненых санитарным поездом отправили в тыл. Петр Александрович попал в Чувашию, где проходил длительное лечение. 2 января 44-го года он был выписан из госпиталя и получил направление преподавателем в учебную бригаду, которая готовила сержантов. Находилась она в Ульяновской области. Жили в лесу, в 4-х км от железнодорожной станции Инза. В бригаду из освобожденных районов стали поступать учащиеся, было набрано две группы и сделано два выпуска. Но вскоре после войны бригаду расформировали.

Из армии Петр Александрович демобилизовался в августе 1946 года в звании младшего лейтенанта. Вернулся в Великий Устюг. Его встретили мама, сестры, брат. От них он узнал, что старший брат Алексей погиб на фронте. Началась мирная жизнь. Поступил он в школу на должность военрука и преподавателя физкультуры. Склонность к преподаванию, обнаруженная еще в военной бригаде, взяла верх.

Вскоре, в 47-м году, молодой учитель женился. Вместе с супругой Серафимой Васильевной стали воспитывать троих детей. Вначале родилась Наташа, а за ней два сына - Саша и Вася. Семья жила самыми обычными заботами - работой, воспитанием детей. Послевоенные годы для всех были нелегкими. Жили скромно, ничего лишнего ни в одежде, ни в питании себе позволить не могли, довольствовались малым. Но это было для молодой семьи самое замечательное время жизни в любви и согласии. Впрочем, и в более поздние годы они не растеряли этого богатства.

В 1960-м году семья переехала в Покров. Когда представилась такая возможность, главным аргументом было будущее детей, так как в Великом Устюге в то время не было средних и высших учебных заведений.

В Покрове супруги Кляповские стали работать в интернате, который был организован здесь для детей-сирот Мурманским отделом образования. Петр Александрович отдал этому учебному заведению 12 лет. Затем перешел в среднюю школу № 1.

«У нас было счастливое детство, - вспоминает его дочь Наталья Петровна. - Родители самозабвенно работали, подавая нам пример своей честностью, порядочностью, своим отношением друг к другу и к работе. Помню, как папа по ночам заливал каток. У всех детей было повальное увлечение лыжами и коньками. Для лыжных кроссов устраивалась лыжня на 2, 3, 5, 10 километров. Папу приглашали для судейства на районные соревнования. Он всегда был собранным, подтянутым, никогда не болел, хотя из-за ранения на фронте получил инвалидность».

Дочь, Наталья Петровна, живет сейчас в станице Тбилисская, Краснодарского края. Она уехала туда после окончания Покровского педагогического училища, прижилась на Кубани, вышла замуж. У нее уже взрослые дочь и сын. К отцу она приехала в связи с тем, что ему вскоре предстоит операция. Поддержать его и дети, и внуки считают своим долгом. Он живет сейчас один, жена умерла в 92-м году.

У Петра Александровича пятеро взрослых внуков и один замечательный правнук Илюшенька, ему в конце декабря исполнится три года. Это внук сына Василия Петровича, который живет в пос. Вольгинский.

В прошлом году Петр Александрович отметил 80-летие, на юбилей собрались родственники и друзья-фронтовики. Получился очень теплый праздник, на память остались фотографии.

Городской Совет ветеранов и поисковая группа «Искатель» в Великом Устюге организовали пять встреч бывших курсантов Пуховического военно-пехотного училища. В трех таких встречах принимал участие и Петр Александрович. В последний раз он побывал в родном городе в 1990 году. К этому времени из 9-й роты выпускников 43-го года в живых осталось 9 человек. Всех их он помнит по имени и фамилии.

Несмотря на нездоровье, Петр Александрович не отказался от этого разговора, активно делился воспоминаниями и всем, что он знает о войне. В этом проявились его сила духа, воля и оптимизм. Мы желаем ему стойко перенести предстоящую операцию и вернуться в строй ветеранов здоровым и жизнерадостным.

Родина отметила заслуги Петра Александровича Кляповского многими наградами. Орден Отечественной Войны II степени, орден Красной Звезды, медали: «За боевые заслуги», «За Победу над Германией», медаль «Г. К. Жукова», значок «Участник-фронтовик» и юбилейные медали украшают грудь ветерана-фронтовика.

Галина Фомичева