Вернуться к обычному виду

Благоразумно, ревностно и деятельно способствовать утверждению необходимого во всем порядка...

В 2002 году отмечалось 200-летие Министерства внутренних дел России. В Покровском музее открыта выставка, посвященная этой дате. В этой статье некоторые материалы, странички истории Покровского края по данной тематике. Надеюсь, что эта тема тоже заинтересует покровчан.

Вчитайтесь, пожалуйста, в строки манифеста Александра I 1802 года "Об учреждении министерств". Пожалуй, эти слова не устарели и теперь, через 200 лет: "…благоденствие народа незыблемо и нерушимо утверждено, быть может, тогда, когда Правительство будет иметь спасительные средства не только исправлять всякое… зло, но и в особенности искоренять самое начало оного, отвращать все причины, могущие подать повод к нарушению общего и частного спокойствия, открывать нужды народа, предупреждать их, и благоразумно, ревностно и деятельно способствовать утверждению необходимого во всем порядка…"

В связи с реформаторскими начинаниями Александра I нельзя оставить без внимания выдающегося государственного деятеля XIX века, нашего земляка Михаила Михайловича Сперанского. Село Черкутино на рубеже XVIII и XIX веков входило в наш Покровский уезд и именно здесь 1 января 1772 года в семье местного священника родился будущий реформатор России.

Его родители, дед и бабушка, родственники, у которых во Владимире жил Михаил в годы своего учения в духовной семинарии, оказали огромное влияние на его духовное развитие, образование. В 1788 году он поступил в Главную духовную семинарию в Санкт-Петербурге, где из лучших учеников стал лучшим преподавателем. Перейдя из духовного сословия на светскую службу, молодой человек за полтора года прошел путь до чина коллежского советника. Всего, чего добился Сперанский, он совершил благодаря своим способностям, труду, характеру. В 1801 году он был взят в канцелярию Трощинского Д.П.

Трощинский именно Сперанскому поручал составление всех манифестов и указов, в том числе был манифест 1802-года. В эти годы им был написан ряд блестящих статей, которые сразу делают его одним из первых политических деятелей России. Среди этих работ: "О коренных законах государства", "Размышление о государственном устройстве империи", "Записка об устройстве судебных и правительственных учреждений России" и др. Бывший мальчик из Покровского уезда, будущий граф Сперанский стоял у истоков реформирования России.

Горячее желание приносить пользу государству заставляло его действовать, несмотря на недоброжелательство и консерватизм его противников. Многим его проектам не суждено было осуществиться, но в гуманистических, демократических идеях, осуществленных и неосуществленных в России и не только в России, живет, пробивается мысль нашего земляка М.М. Сперанского, "Гения Блага", как называл его А.С. Пушкин.

Покровские власти, полицейские органы довольно успешно работали по обеспечению порядка в уезде и в городе, еще в 1799 году отмечается, что "…тишина, спокойствие и порядок в городе совершенны…"

Структура правоохранительных органов в уезде в XIX веке менялась немного. В 1880 году в уезде 2 стана, главным полицейским чином является исправник, провинциальный секретарь Брюхов. Пристав I стана - не имеющий чина Крылов, пристав II стана - титулярный советник Грацилевс-кий. Далее дается список низших полицейских служащих - урядников и число преступников и преступлений, раскрытых ими. Урядник 1-го участка старший отставной писарь Смирнов раскрыл 45 преступлений (в участке 7417 жителей), 2-го участка запасной надзиратель больных Николаев - 25 (13349 жителей), 3-го участка запасной унтер-офицер Голиков - 2 (9702 жителя), 4-го участка запасной унтер-офицер Чепелев - 18 (9426 жителей), 5-го участка обер-офицер сын Алексей Карпинский - 29 (9240 жителей). По произведенным в I стане кражам и ограблениям разыскано и возвращено потерпевшим 402 рубля 01 копейка и 315 рублей (считая, в том числе, лошадей и коров), сделано дознаний по отношению 144 человек, задержано 32 человека. Примерно такая же картина по II стану.

МВД ведало и делами, связанными с упреждением и тушением пожаров. Еще до образования соответствующих структур в России во Владимирской губернии уделялось большое внимание этому важному делу. В 1797 году в рапорте на имя Владимирского губернатора Рунича Покровский городской магистрат уведомил, что члены Городской Думы и общество "…все единогласно объявили, что от пожарного случая в оном городе куплены из общества: одна труба, багры и прочие, что для сбережения от огня пожарных инструментов под смотрением господина городничего имеются…"

На памяти многих покровчан многочисленные пруды, вырытые в противопожарных целях. Но ранее этот вопрос решали по-другому. 16 апреля 1844 года в Департамент рассмотрения проектов и смет идет доклад: "В городе Покрове, расположенном на покатости горы, было бы бесполезно устраивать пруды, ибо нет причины считать, что при гористом местоположении и песчаном грунте вода могла в них накапливаться. По сделанным в разных пунктах изысканиям ключей равным образом не оказалось. Речка Шитка, обтекающая город мелковата и в сухое летнее время почти пересыхает. Чтобы дать городу возможность пользоваться с удобностью в пожарных случаях водой из этой речки, предполагается углубить и расширить ее в двух местах и там образовать искусственные резервуары, обложив откосы… камнем на мху, что при быстром течении речки обещает по мнению местного начальства достаточную прочность. Предварительно до… устройства резервуаров необходимо отвести воду из реки, что удобно исполнить, ибо в недальнем расстоянии от города, к верховью сея существует лощина, в которую вода может быть отведена посредством канавы. По представленным на производство предполагаемых работ сметам исчислено 233 руб. 61 коп."

Несмотря на принимаемые меры, пожары в городе были нередки. В 1908 году в страшном пожаре сгорели 28 домов и 27 лавок.

Глава города Колчин Ф.Н. купил на свои средства пожарную машину, оборудование в пожарную часть. С его содействием было выстроено здание на Дворянской улице, в котором на 1 этаже располагалась "пожарка", на 2-ом - клуб. При Колчине в Покрове появилась "бассейна" - артезианская скважина на том месте, где сейчас новое здание Пищевого комбината. Вода там была чистая и вкусная, для чая покровчане со всего города брали ее только там.

Следующая страничка по теме охраны порядка - каторжная "Владимира" и тюрьмы Покрова. Если преступники на Руси всегда были ненавидимы и презираемы, то преступник уже в кандалах и цепях - каторжник был в народном мнении "несчастненьким". Из воспоминаний покровчан видно, что жители встречали партии каторжан подаянием: хлебом, калачом. Был обычай называть новорожденных именем каторжанина, идущего впереди колонны. Считалось, что это принесет родившемуся счастье.

Описание положения каторжников по дороге в Сибирь дал А. Кони в энциклопедическом словаре Брокгауза и йфрона в статье о великом гуманисте докторе Гаазе: "Препровождение ссыльных в Сибирь совершалось на железном пруте, продетом сквозь наручники скованных попарно арестантов. Подобранные случайно, без соображения с ростом, силами, здоровьем и родом вины, ссыльные от 8 до 12 человек на каждом пруте двигались между этапными пунктами с проклятиями, таща за собой ослабленных в дороге, больных и даже мертвых… Двадцать три года изо дня в день, словом и делом боролся он (доктор Гааз) с напрасной жестокостью… Предпринятый им, прежде всего, поход против прута, окончился при содействии князя Голицына относительным успехом: было разрешено всех ссыльных, шедших через Москву из 22 губерний, препровождать не на пруте, а в кандалах…, он добился… обшития кожей, сукном или полотном ручных и ножных обручей от цепей ссыльных…"

На тюрьмы Покрову всегда везло. Насколько прослеживается по документам, их в XIX столетии было три. Самая старая, построенная в 1779 году еще при Екатерине, сначала, вероятно, была пересыльной. В 1876, 1885 годах она перестраивалась, на планах реконструкции видно, что были построены цейхгауз, погреб, санитарные блоки. Затем были выстроены одноэтажные камеры пересыльной тюрьмы во дворе полицейской управы - жандармерии (теперь здание музея), к сожалению, снесенные в 80-х годах XX столетия.

Кроме этих двух тюрем в Покрове была "арестантская". Это помещение использовалось для содержания преступивших закон местных жителей по приговору мировых судей. Находилась "арестантская" в Земской управе во флигеле с выходом на западную сторону. Поэтому свои средства в строительство здания Покровского Земства вкладывало и министерство юстиции.

В покровской пересыльной тюрьме останавливались и душегубы-разбойники, и "политические". В покровском музее хранится фото группы политических заключенных. На фото интеллигентные лица мужчин и женщин, ни в коем случае не изможденные или измученные. Чувствуется их внутренняя убежденность в правоте своего пути. Трудно поверить, глядя на них, что это террористы и террористки - убийцы наместника Кавказа Андреева, саратовского губернатора Сахарова, убийцы государственных деятелей Плеве и графа Шувалова.

При тюрьмах царской России создавались часовни и церкви. В старейшей Покровской тюрьме тоже была сначала часовня, и во Владимирских губернских ведомостях за 1880 год читаем: "...директор Покровского уездного тюремного отделения, потомственный гражданин Соловьев, пожертвовал на улучшение часовни при Покровском тюремном замке и для покупки для оной книг на 100 руб…"

Затем была построена церковь. На медной доске, найденной в стене разрушенного в советские времена храма написано: "Во славу Святой, единосущной и неразделимой Троицы и по благословению Святейшего Правительствующего Синода и Пре святейшего Сергия Архиепископа Владимирского и Суздальского в благополучное царствование Государя Императора Николая II заложен храм сей во имя Святого Апостола и Евангелиста Иоанна Богослова при тюремном замке в Покрове 15 июня 1891 года тщанием и иждивением московского купца Ивана Калинниковича Зубова".

Во "Владимирских Епархиальных ведомостях" за 1898 год есть описание торжественного акта открытия при Покровском тюремном замке храма. Арестанты в храме находились "на хорах", т.е. наверху за решеткой, а внизу молились городские жители, и их могло поместиться в храме до 400 человек.

В начале XX века резко изменилась ситуация и в России, и в нашем уезде. Революционные настроения, террористические действия подпольщиков, Морозовская стачка в Покровском уезде - все это осложнило обстановку, ранее тихую и патриархальную в городе и уезде.

На сессии Чрезвычайного уездного земского собрания 1906 года решался вопрос "О выбытии из состава Покровской уездной управы назначенного от правительства члена ее М.Л. Румшевича, в виду безвременной его смерти. Член управы М.Л. Румшевич убит 14 декабря 1905 года близ села Дубков учителем Комраковым".

Убийство это всколыхнуло и без того неспокойную жизнь в уезде в эти революционные годы. Судьба Ефима Степановича Комракова тоже трагична. Он был учеником Киржачской учительской семинарии, преподаватели и студенты которой отличались революционным настроением. Курс учебы он окончил в 1901 году, в революционных событиях 1905-07 годов принял самое активное участие. После террористического акта - убийства Румшевича - перешел на нелегальное положение, занимаясь революционной пропагандой. Он был пойман, осужден и 20 февраля 1909 года казнен.

В документах той поры чувствуется разброд, разложение, раздирающие общество, ведущие к катастрофе. На очередном земском собрании 27 сентября 1914 года обсуждались меры борьбы с хулиганством. Сначала в докладе идет констатация фактов: " …желая показать свою удаль, отличиться перед товарищами и заслужить поощрение со стороны взрослых, школьники позволяют себе бестактные поступки по отношению к учителям,… нередко можно услыхать от них нецензурную брань пение неприличных песен; с малых лет многие из них привыкают курить табак, пить вино. Более взрослая молодежь, одурманенная алкоголем, доходит до преступления". И далее предлагаются меры для борьбы с этими явлениями: "путем… возможного отвлечения школьников от дурного воздействия их семей, и для этого необходимо открывать... библиотеки,… устраивать спектакли, концерты, экскурсии учеников. Взрослое население необходимо отвлекать от пьянства, что можно достигнуть, если Земству для борьбы с пьянством будет дана широкая свобода действий…"

В связи с увеличением преступлений, нарастанием рабочих волнений в крупных промышленных центрах уезда (в Орехово-Зуево, Киржаче) губернский прокурор предоставляет, а Владимирский окружной суд постановляет: "В Покровском уезде образовать 3-й следственный участок, причем к 1-му следственному участку отнести следующие местности: город Покров, волости: Селищенскую, Аннинскую, Липенскую, Копнинскую, Воронцовскую, Жаровскую, Овчинниковскую, Дубковскую и Короваевскую и линию Московско-Нижегородской железной дороги от ст. Усад до 140 версты; ко 2-му следственному участку отнести следующие местности: город Киржач и волости: Покрово-Слободскую, Филлиповскую, Финеевскую, ФуниковоГорскую, Лукьянцевскую, Коробовщинскую" Аргуновскую Завалинскую, Жердевскую и линию северной железной дороги до ст. Бельковой, и к 3-му следственному участку село Орехово и местечко Никольское и волости: Кудыкинскую с фабриками в деревне Ликино и местечко Дулево и Яковлевскую линию железной дороги от ст. Дрезна до ст. Усад и подъездной путь к местечку Дулеву. Судебные следователи 1 и 2 участка имеют место жительства в городе Покрове, а 3-го в Орехово." (Журналы Покровского Земства, 1917 г.).

В начале XX века в Покрове был расквартирован 21-й стрелковый полк, который должен был стоять на страже порядка и быть употреблен для усмирения рабочих и крестьянских волнений. Но в революционных событиях 1917 г. солдаты и офицеры полка оказались активными участниками.

Юридически полиция дореволюционной России прекратила свое существование 11 марта 1917 г., когда Временное правительство издало постановление об упразднении Департамента полиции, выводе всех его чиновников за штаты и образовании особой комиссии по ликвидации дел политического характера. По постановлению Покровского исполнительного комитета 24 июня 1917 г. "весь уезд с уездным и безуездными городами, посадами, местечками и селениями, находящимися в нем, подлежит ведению уездной земской милиции" (вместо упраздненной полиции). Причем "начальники милиции избираются и увольняются городскими и уездными земскими управами", вводится также должность уездного комиссара. Постановление это было временным, до образования земской управы по новому закону. Но после октября 1917 г. земства были разогнаны, наступил конец местному самоуправлению в России.

Таковы некоторые странички истории Покровского уезда, относящиеся к теме охраны правопорядка. Далее начинаются тяжелые, противоречивые времена ЧК и НКВД, раскулачивания и репрессий, борьбы с инакомыслием и "спекулянтами". Но об этом уже в других статьях, как и о том, что, несмотря ни на что, всегда были в органах правопорядка порядочные, деловые люди, которые отдавали свои силы, а иногда и жизни главному делу - защите прав людей.

Статью написала

Л.Б. КОЛОСОВА

Директор Краеведческого музея города Покров.