Вернуться к обычному виду

Некоторые исследования по топонимике Покровского края

Нам с детства и до конца жизни дорого и мило сердцу все то, что окружает нас на нашей малой Родине. Ласкают наши слух и чувства названия озер и прудов, речушек и ручьев, деревень и сел, проулков и околиц. Эти названия несут в себе исторические сведения, образность, меткость и красоту нашего русского языка, легенды и были, рассказывающие о жизни наших предков, являются уникальными памятниками нашей старины.

Некоторые населенные пункты Покровского края упоминаются очень давно. В списке сел и деревень, существовавших во времена Грозного упоминаются Санино, Елешово (вероятно, Телешове), Русаново, Мячково. ("Переславль - Залесский. Его прошлое и настоящее." М.Н. Смирнов. Москва. 1911 г.). В этой книге приводится текст жалобы жителей села Ирково (вероятно, Ирошниково) Лжедмитрию, где они рассказывают об ужасах нашествия его войск в наш край.

В "Топографическом описании Владимирской Губернии, составленной в 1784 г." в уезде 336 селений. Кстати по этим данным в уезд входило село Черкутино - родина М.М. Сперанского - русского государственного деятеля начала XIX века. В середине 19 века - уже 430 поселений.

Если сравнивать списки населенных мест, то очевидно, что столетиями не менялись их названия, не исчезали с лица земли, а наоборот появлялись в уезде новые поселения. Небольшие изменения происходили в названиях сел и деревень: Латиберово - Латиброво - Лакиброво, Песоцкий ям - Пекоцкий ям -Пекша, Васильково - Васильки, Совец - Осовец, Шхомова сторона -Пахомово, Денисова сторона - Денисове, Зиновково (Липня тож) - Липна, Тельяково - Тельвяково, Обросово (Васенино тож) - Обросово, Амутищи -Омутищи, Кибергино - Кибирево, Яковлеве (Гостец) - Гостец.

В XX веке картина резко меняется. Исчезли с лица земли сотни сел и деревень в Покровском уезде. Вслушайтесь только в название некоторых из них, попытайтесь проникнуться их поэзией и красотой: Братонеж и Любимеж, Запажье и Кумашь, Никола, что в Пустом поле и Александрова Новая -Мележа, Новофроловское - Князья и Савкинский выселок - Каменка, Скуманиха, Скородумка, Татьяниха, Ульяниха ... Каждый уголок уезда был освоен нашими предками, причем великим трудом, за столетия, и так бездумно, варварски был разрушен труд, быт, традиции и уклад жизни.

Вспоминаю слова бабушки (Петрова Е.С.): "Хованщина, да Рязанщина, Коробовщина да Покровщина - все наши края!" Я тогда думала, что бабушка имеет ввиду под Рязанщиной близко к Покровскому уезду прилегающие земли Рязанской области. Но, оказывается, Рязанщина была на нашей Покровской земле. Во Владимирских губернских ведомостях за 1855 год при описании Покровского уезда читаем: "И юго-востоку близ Рязанской губернии и Судогодской округи, в казенной оброчной пустыни под названием Рождества Иоанна Крестителя находится место, в древности монастырь под сим же наименованием, и в нем был построен дворец князей Рязанских, от коего теперь ничего не осталось, кроме признаков бывших погребов; и как оное место окружено топкими болотами, то оно и служило Князьям Рязанским убежищем во время военных обстоятельств." (В этих местах, кстати, находится загадочное место - урочище под названием Шушмор. Там древняя каменная полусфера, вероятно, языческое капище. В этих местах исчезали и пешие, и конные, и всадники и целые обозы. Вероятно, поэтому и утратила свое значение дорога из наших мест в Рязанщину. Но продолжаю цитировать Владимирские губернские ведомости: "В той же округе близ села Совца есть признаки остатков древнего укрепления в земляных валах. В сем же уезде в окружностях села Воскресенского от деревень Больших Горок и другой Головиной и Быниной… и до деревни Афинеевой в длину 20, а в поперечнике 12 верст, все означенное место и по ныне еще именуется Хованью, из чего и можно заключить, что оное в древности принадлежало Князьям Хованским". Коробовщина находится на………………… севере Покровского уезда.

Хочется вернуться к очень близкому нам понятию, к имени нашего города - Покров. Легенда о том, что Екатерина II увидела снежный покров и назвала так город, до сих пор жива. Конечно, это неверно, так как и до нее, село называлось Покровское. Учительница географии в антирелигиозном усердии в советские времена утверждала, что монахи Антониевой пустыни покрывали разбой на дороге Владимирке, прятали разбойников в монастыре. Совершенно противоположное, и, вероятно, близкое к истине толкование давали старые жители Покрова. В монастыре укрылся, нашел кров купец, спасающийся от напавших разбойников, и в благодарность построил в пустыни церковь Покрова Пресвятой Богородицы. И еще одно предание: из пожарища при нашествии войск Лжедмитрия чудом была обретена невредимой икона Покрова Пресвятой Богородицы.

В независимости от того, верны ли эти две легенды, совершенно ясно, что Покров носит свое название по Покровской церкви. И раз город носит такое православное имя, склонять его мы должны соответственно: мы живем в Покрове (с ударением на е), а не в Покрове (с ударением на второе о).

В Покровском уезде, было пять поселений с таким же именем: город Покров, Покров - Сеньга, Покров - Пенья (там чудом явилась икона Покровской Божьей Матери среди пней), Покров на Вольге, и Покровка близ поселения Зиновьеве.

Первая улица Покрова называлась Слободка (подмонастырская слобода). Русские слова и слобода и свобода не просто похожи по звучанию: слободские жители в отличие от посадского люда находились в привилегированном положении. В Покрове долго был интересный обычай: даже если покровчанин жил в центре города, выходя со двора в магазин или по делам, он говорил: "Пошел в город". Это отзвуки той поры, когда рядом со слободой появился посад, город.

Сейчас в Покрове восстановлены старые названия улиц, повешены таблички рядом с современными названиями.

Большая Московская (такая улица есть и во Владимире) имеет совершенно понятное происхождение. Третья улица Покрова - Ивановская, она существовала уже в XVIII-ом веке. Я думаю, что ее назвали так потому, что в восточной ее части издревле были лавы и дорога Под -Ивань, т.е. в село Ивановское - Прозоровское. За ней следующая улица - Александровская.

Всего вероятнее, в честь Александра 1 после войны с Наполеоном. Название улицы Дворянской тоже понятно. После революции добротные дворянские дома были большей частью разобраны и увезены в Подмосковье на дачи красным генералам. Были в Покрове две Мещанские улицы, их, вероятнее всего, в первые годы советской власти назвали Луговыми, а уже потом, в эпоху массовых переименований назвали Пролетарскими. Улица Карла Либкнехта имела три названия: центральная часть по собору - Троицкая; южная часть -Гора Пожарка (по пожарной части, сделанной главой города Ф.Н. Колчиным на свои средства); северная часть - Пески, которая была действительно покрыта толстым слоем желтого песка, а когда-то и слоем сажи от десятка кузниц, стоявших здесь. На железнодорожную станцию вел Вокзальный проезд, мощеный камнями, а кое-где врытыми в землю пнями. В Покрове где-то был Баскаков переулок. Род Баскаковых знал, что они в этих местах были баскаками - сборщиками налогов в 13 веке, в то время как сам город упоминается только с 16 века.

Братья Зубовы И.П. и В.П. имели два кирпичных завода. То место, где они брали глину, покровчане до сих пор называют Ямки. Во время войны на Ямках готовились к боевым действиям курсанты, солдаты.

Между Покровом и Черным озером находятся сейчас картофельные поля горожан, которые до сих пор называются Беляевскими огородами. Там видны до сих пор остатки дома огородника Беляева. Овощи он и другие огородники отправляли в Москву, Орехово-Зуево. У Владимира Солоухина во "Владимирских проселках" дед из села Воскресенье рассказывал о том, что богатые отходники-плотники не держали в деревнях огороды, "...картошку, лук, огурцы и прочий овощь возили из Покрова с базара".

С усмешкой рассказывали старики, почему гора к северу от Покрова называется Ваторкой. Когда-то ехавшие со стороны Кольчугина, Киржача, Александрова путники на лесистой горе перед Покровом останавливались по нужде. И был в Покрове начальник из немцев, решил обустроить это дело: построил на спуске с горы ватерклозет. С этого неблагозвучного слова и носит свое название наша любимая Ваторка, кормившая целый город грибами и ягодами.

Дыркин лес к югу от Покрова носит, вероятно, такое название от того, что он растет на болотце, он всегда был редким, "дырявым". Есть второй вариант: там делали "дырки" - копали песок для стеклянного бутылочного завода, стоявшего где-то рядом.

На Гурлев овраг ходила покровская молодежь за ландышами. Он мрачный, темный, там сразу вспоминались преданья о разбойниках, прятавшихся когда-то в нем. По легенде разбойники убили там человека с фамилией Гурлев.

Наши Святые озера в окрестностях Покрова тоже интересны с точки зрения топонимики. Белое или Беленькое озеро в пос. Введенском носит такое название по цвету воды. В отличие от трех других озер, которые питаются целебным, торфяным, темным настоем из ручьев, текущих с болот, в Белом озере была всегда "...вода, что слеза.". По преданию в нем утонула церковь. Но сведений о том, что там была церковь, нигде нет. Вполне возможно, что стоявшая там часовня оказалась в воде тогда, когда озеро в очередной раз уходило, исчезало в карстовых промоинах, а потом опять наполнялось и заливало всю низину. Цикличность таких явлений, примерно, 20 -30 лет.

Введенское озеро ранее было Вяцким, причем в старых книгах даются разные варианты происхождения этого слова: Сеятское от слова святой, Вятское от названия народа вятичей, Вязкое от слова вязнуть. В "Статистическом описании Покровской округи, составленном в 1815 году" озеро называется Вятерево.

Есть рядом с Покровом Круглое озеро совершенно правильной формы. Старики рассказывали, что вокруг озера были колеи от колен людей, обползавших озеро, молящихся о здоровье и благополучии.

Черное озеро своим разбойничьим прошлым как бы выбивается из череды Святых озер. Но недавно я узнала, что и там когда-то стояла церковь. Оно подковой располагалось вокруг острова (сейчас полуостров), имело два названия Ланское и, будто бы, Шитское (от разбойничьего "шито-крыто"). Как рассказывали старики, в предреволюционные годы "отцы города" решили, что наше прекрасное озеро не должно иметь разбойничье название и переименовали его в Черное. Но в Списках населенных местностей Российской империи, составленных в 1863 г. озеро называлось Черным. В воспоминаниях жителя деревни Киржач Королькова А. есть такое объяснение: войска Лжедмитрия осадили остров, перебили скрывающихся там жителей, а живых утопили. Сосновый бор сгорел, осталось черное пепелище, отсюда - Черный остров, Черное озеро. Из этого следует, что свое название Черное озеро носит издревле, а Шитским называется озеро при устье Шитки (Перепечинское).

О названии Вольга писалось много. Варианты его: Воля, Воюшка, Волюшка, Волешка, Волекша (можеть быть от слова волок, т.е. волокли ладьи, спрямляя путь, обходя завалы, как это делали и мы в байдарочных походах). Но, всего вероятнее, это не одна, а три речки. Самая крупная из них Вольга, впадающая в Клязьму. На карте Петушинского района есть река Волешка, впадающая в Шередарь. Жители Головина имеют на ней покосы и называют ее Воюшка. Село Ирошниково в одних списках стоит на реке Волешке, в других на реке Вомине. О третьей реке Воле пишет естествоиспытатель екатерининских времен Петр Симон Паллас: "…недалеко от Покрова протекающая река Воля делает залив или озеро с островом, на котором находится Введенская пустынь, имеющая наиприятнейшее положение в свете." А Вольга протекает в трех километрах от этого места, значить Воля - это речушка с близким названием, вытекающая из болот и по пути образовавшая этот залив с монастырем на острове. Теперь речка Воля, вероятно, стала безымянным ручейком.

О названии деревни Костино тоже уже писали не раз. В подтверждение даю отрывок из воспоминаний Н.И. Костина: "Один из предков был егерем в помещичьей псарне, жил в охотничьей сторожке, которую называли Костинской или местом на костях, т.к. собак кормили костями, где их и было большое скоплени… помещик сделал выселок у Костинской сторожки и торжественно освятил или Воскресенским или Вознесенским. Но в народе это имя не привилось, и называли его Костино, а позже было внесено изменение и официальные бумаги".

В воспоминаниях жителя деревни Филино есть объяснение о названиях деревень: Неугодово (неугодных барин Воронцов туда ссылал), Поломы (ссылали тех, кто ломал барское добро), Мышлино (за мысли, т.е. инакомыслие), Пахомово, Матренино, Подвязново (за незаконное сожительство высекли Пахома и Матрену под вязами). Вряд ли верны эти объяснения, но они имеют право на существование, по-своему рассказывая о крепостной России.

Вот еще его одно объяснение: "крестьяне издалека возили лес, то место стали называть Дровново. Лес же вокруг дворца Воронцов запретил изводить ни для крестьян, ни для дворца… Управляющий Листратка (так звали его крестьяне) давал отрез материи за ведро майских жуков, пожирающих леса… В деревне, где я живу (Филино), позади полуразрушенной варварски социализмом часовни непроходимые овраги со знаменитыми ключами, родниками кристальной чистой ледовой воды. Недаром до 1957 года наш Филинский колхоз назывался "Родник". Этот овраг с зарослями называют до сих пор "Уразы" (по-татарски, что-то или знаменательный день, или кушанье, или веселье). Когда-то татары, а потом колхозники ставили здесь большие котлы со свежим мясом и варили из родниковой воды суп… Моя бабушка на Уразах - шеф-повар (Д.А. Латышова)… перед едой шли на ручей, где хлестал родник осенить себя крестом и испить Святой воды…" Он же пишет о местечке "Лагерка", предполагая, что там был лагерь русских солдат времен войны с Наполеоном. Я думаю, что это название могло остаться и с последней войны с фашистами. Такая же "Лагерка" есть и у Головина, где в землянках жили пленные немцы.

Недалеко от Головина есть излучина Вольги. Долго находились там остатки водяной мельницы, чуть дальше место под названием "Колокол". Это название появилось, видно, в 30-ые годы, когда разрушали Головинскую Троицкую церковь и сбросили туда разбитые колокола. Подтверждением этому являются осколки колоколов, которые находили там ребята и которые находятся сейчас в Покровском музее. Один из осколков, похоже, не от колокола, а от церковных врат. Головинцы при этом вспоминали предание о том, что здесь спрятали татары- монголы Золотые ворота Владимира, но такое же предание хранят и жители Омутищ, и жители Хмелева - Фуниковой горы.

В походе в деревне Русаново мы узнали от старых жителей, что крестьян когда-то барин проиграл в карты, их новый хозяин поселил в чистом поле, где видимо-невидимо было зайцев - русаков. В Шиботово барин Шиботов тоже проиграл в карты крестьян, разорился и уехал в Санкт- Петербург (воспоминание Б.Н. Алексеева).

Рядом с деревней Вялово есть удивительное место: очень правильной круглой формы остров среди болот с вековыми соснами, с черникой и брусникой, а в двух шагах от берега с клюквой и гонобобелем. Жители очень любят это место и говорят про него так: "Пойдем на Красно".

"… при проезде через деревянный мост на реке Киржач у кареты Екатерины II поломался возок. Местные кузнецы - умельцы быстро его отремонтировали. В знак благодарности она дала кузнецам по золотому, а ямщикам подарила луга, которые по сей день называют Ямщицкими".

Масляные Горочки называют так потому, что там была маслобойня. Будто бы там и горчичное масло делали для баранок, которые поставляли к царскому столу (Из воспоминаний Максимовой В.И.).

Лесные сторожки тоже имели свое название: Верина, Махова, Мухари… Не доезжая деревни Мячиково до сих пор есть местечко Кордон - жилище лесника.

Некоторые названия можно объяснить и в поселке Городищи. Ходило "к медведям за ягодами", - там стояла сосна с лапами, похожая на медведя. Место между станцией Усад и клязьменским мостом называется Фаянка. Там стояла первая ткацкая фабрика Морозовых, где управляющим был Фаянов или Фаянцев.

В этом сообщении я постаралась передать сведения, полученные мною от старых жителей нашего края и переданные, в свою очередь, им от их дедов и прадедов. Даже если их толкование наших топонимов не научны и наивны, они имеют право быть, т.к. это память народная о той жизни, которая уже ушла и не вернется более. Занимаясь этой темой, я поняла, что нам необходим топонимический словарь Покровского края. Надеемся на помощь покровчан в этом важном деле, ждем от них воспоминаний.

Благодарим покровчан, которые в последнее время очень активно несут экспонаты в наш музей, зная о том, что он будет расширять свою экспозицию.