Вернуться к обычному виду

Сержант Барышников Маркел Нестерович

Незабываемы яркие образы участников Великой Отечественной войны, показанные в фильмах, в книгах. Лётчики, моряки, танкисты всегда рядом с техникой, привлекают внимание как детей, так и кинорежиссёров.

А простые солдаты-пехотинцы, как будто похожие все друг на друга, кажутся просто массой, из которой трудно выделить кого-то.

Но на войне самая тяжёлая, кровавая, горькая доля была у пехоты - «царицы полей». Пехота шла в атаку, форсировала реки, пехота мёрзла зимой в обледеневших окопах и терпела в степях нещадно палящее летнее солнце.

В пехоте служил и участник Великой Отечественной войны Маркел Нестерович Барышников, житель нашего славного города.


Маркел Нестерович родился в селе Чиндяссы Пензенской области в 1926 году. Он был самым старшим ребёнком в семье. На следующий год родился брат Яков, в 1936 году появился на свет брат Сергей, а в 1937 - сестра Рая. В Покров семья Барышниковых приехала в 1935 году по вербовке, спасаясь от голода в деревне.

Сначала жили в бараке на Болоте. Позже Барышниковы построили дом на три семьи: с ними стали жить со своими мужьями сёстры матери Маркела.

В 1941 году ушли на фронт мужчины. В 1943 году Барышниковы получили последнее письмо от главы семьи. Отец Маркела писал из госпиталя города Кургана: «Недолечившись, я выезжаю на фронт…».

Потом придёт извещение, в котором будет написано, что Нестер Семёнович пропал без вести. Домой он не вернётся уже никогда.

А 10 ноября 1943 г. призвали в армию семнадцатилетнего Маркела Барышникова. Его направили учиться в школу младших командиров. Обучали ребят тщательно. От пота моментально выпревали гимнастёрки, а от физических нагрузок стонали все мышцы. Маркел Нестерович благодарен военным своим учителям за то, они научили его воевать и выживать, побеждать врага.

После окончания курсов командирской школы Маркел Нестерович воевал пехотинцем.

Великие сражения за Москву, на Курской дуге, за Сталинград вселили в миллионы людей на всей земле уверенность в победе над гитлеровской Германией. Русская армия победоносно продвигалась вперёд: на Запад, на Берлин!

Но и отступая, немцы продолжали упорно сражаться.

Перед глазами ветерана встают картины прошлого: наступило первое марта 1945 года, весна. Вот что произошло в жизни нашего героя в этот день.

Красная Армия освобождала Польшу. Батальон, в котором служил Маркел Нестерович, закрепился в районе местечка Гробау, что в тридцати пяти километрах от Данцига (Гданьска).

Батальонный разведчик Маркел вместе с товарищем, марийцем по национальности, получили задание: пройти к дому, стоявшему на нейтральной полосе (между русскими и немцами), уговорить собравшихся в доме польских беженцев перейти на советскую территорию.

Маркел уже был три дня назад в этом доме с разведкой.

В одном из двух подвалов дома находились лежащие вперемешку раненые русские и немецкие солдаты: территория эта несколько раз переходила из рук в руки! В тот раз, три дня назад, когда он всходил по лестнице из подвала наверх, то столкнулся с тремя здоровенными немцами, спускавшимися ему навстречу. Они остолбенели, а невысокого роста русский солдат быстро передёрнул затвор автомата ППШ: «Хенде хох!». Враги подняли руки, винтовки их болтались на ремнях, за спиной.

Разведчик отвёл их в штаб батальона, а оттуда отконвоировал в штаб дивизии.

Поскольку нейтральная территория, на которой находился дом, постоянно обстреливалась и была ареной столкновений русских и немецких разведгрупп, раненых солдат вывести и вынести из подвала без угрозы для их жизни не было возможности.

А тут еще стало известно, что в дом прибежали поляки, бежавшие от опасности: старики и женщины с детьми.

Осторожно разведчики двигались к польскому дому. Но всё равно их заметил противник, начался обстрел. Немецкий снаряд разнёс на кусочки каменный сарай, стоявший недалеко от дома.

Оттуда успели выскочить русские снайперы. Они, где короткими перебежками, где ползком направились к своим.

А разведчики упали на землю. Когда канонада стихла, Маркел с товарищем приподнялись и бегом добрались до дома, в котором уже укрылись и поляки.

Беженцев насчитали они тридцать пять человек. Среди них оказался русский мужчина, выступивший переводчиком.

«Идём с нами, иначе пропадёте под огнём, - сказал Маркел полякам. - «Мы сейчас не можем. Наши пожитки остались на немецкой стороне».

«А курить есть у вас?» - поинтересовался Маркел. Ответом было скупое молчание. Поляки, конечно, поняли вопрос русского солдата.

«Там, в одном из мешков», - отозвался русский и показал рукой в сторону немецких позиций.

Маркел давно уже не пробовал табачку и так истомился по куреву, что решил рискнуть. Друг его не курил. Пригнувшись, товарищи побежали к куче мешков и чемоданов, сгрудившихся на земле в опасной близости от немецких позиций. Убегая от немцев, беженцы вынуждены были бросить свой скарб.

Друг Маркела добежал первым.

«Этот?» - кричит он русскому за сотню метров, показывая на один из мешков. «Нет!» - «Этот?»- мариец протянул левую руку к другому мешку. И тут из руки брызнула кровь. Сразу в трёх местах пробили руку солдата немецкие автоматные пули. Мариец охнул, его рука обвисла как плеть.

Тут уж стало не до курева.

Маркел, поддерживая друга, направился к дому. Там он отвёл его в безлюдный подвал. Снял с себя рубаху, разорвал её на ленты и перевязал раны товарища.

«Ты к нашим беги, а я тебя прикрою», - приказал Маркел.

Они осторожно выбрались из подвала наружу: «Беги!»

Мариец побежал, а Маркел отвлёк немцев на себя, стреляя по врагам из автомата. Потом он отступил в дом и спустился в один из двух подвалов, тот, в котором не было раненых.

Все беженцы во время обстрела спрятались в этом подвале.

Маркел, зная по опыту, что в подвал могут прислать немецких солдат и не будучи уверенным в том, что поляки его не выдадут врагам, предупредил поляков: «Если жить хотите, прячьте меня в дровах. А проболтаетесь фрицам - взорву и себя, и вас!»

Маркел показал людям шесть противотанковых гранат, поставил на пол свой вещмешок, положил на него гранаты и сел на них. Вокруг пояса он обмотал пять гранат РГД: «Вам всё ясно?»

Поляки обложили разведчика дровами, оставив возможность дышать. Всю ночь так просидел солдат в подвале, не сомкнув глаз. Железная печка нагоняла жар, пот стекал по телу ручьями. Наступило утро, и Маркел вдруг услышал откуда-то сверху, у входа в подвал, знакомый голос связного: «Русские есть?» – «Я здесь!» - откликнулся разведчик. Из другого подвала тоже отозвались громкими стонами: и русские, и немцы. Связной спустился вниз, разобрал дрова, а Маркел с трудом поднялся, так как ноги онемели, совсем затекли от долгого сидения в одной позе.

Острая боль пронзала колени и бёдра.

Снова состоялся с польскими беженцами разговор, и снова они отказались без своего имущества идти на территорию, занятую Красной Армией. Доводы о том, что опасно оставаться в подвале, они не послушали.

Пришлось разведчикам возвращаться в батальон одним. А штаб батальона находился в пятистах метрах от разрушенного польского дома. Разведчики выбрались на улицу, и тут ударил залп русских катюш. На командном пункте ещё не знали, что это уже не полностью немецкий «квадрат». Командир полка не мог предупредить артиллеристов о том, что свои здесь очень близко: связь оборвалась. Немцы ответили артиллерией, и один из немецких снарядов ударил в одинокий, раздражающий их дом.

Маркел упал на землю вниз лицом, прикрыв голову руками. Глянув в сторону, он увидал, как невдалеке врезался в землю ракетный снаряд, пущенный из «катюши». Осколки прошли между пальцами, исполосовав голову разведчика. Ещё один осколок пробил его ногу под чашечкой коленки.

Когда на некоторое время прекратился шквальный огонь, Маркел приподнял окровавленную голову. Он не увидел ни крыши, ни стен польского дома. Только груды развалин.

Из какой-то щели в земле вылез связной.

«Ой-ой-ой!» - запричитал он, упав тут же на спину. «Что с тобой?» - приподнялся Маркел. «Меня ранило». - «Давай посмотрю».

Связной сел на землю, повернувшись к товарищу спиной. Телогрейка связного была рассечена осколком надвое поперёк спины. Маркел задрал её вверх и обнаружил на спине всего лишь лёгкую царапину. «Слушай, дружок, - рассмеялся разведчик, - всё нормально! Только телогрейка твоя пала смертью храбрых». Связной обрадованно вскочил на ноги и быстро помчался по направлению к русскому батальону.

А Маркел не мог поспеть за ним, хромая на раненую ногу. Подойдя к домику, в котором размещался штаб батальона, он увидел на деревянном крыльце комбата. У крыльца стояли две лошади, возившие пушки, чуть поодаль - две пушки: сорокопятка и 76-миллиметровая.Недалеко от домика возвышалась колокольня католического костёла.

«О, Барышников! – радостно встретил солдата комбат.- Я тебя за трёх пленённых фрицев представляю к награде!».

Маркел не успел ничего сказать в ответ. В этом момент раздался сильный взрыв. От колокольни отлетели острые куски штукатурки, облицовки. Разлетаясь в стороны, они впились в голову стоявшего под колокольней командира полка. Медленно покатилась под уклон с холма одна из пушек, задетая взрывной волной.

Из ближайшей к Маркелу и комбату лошади вывалились на землю внутренности. Бедное животное закричало от боли так, что заложило уши. Комбат рухнул навзничь там же, где и стоял. Маркел остолбенел: он никак не мог понять, что же случилось и откуда взялся этот проклятый немецкий снаряд.

Из штаба выскочили офицеры, подхватили комбата и занесли его в помещение. Командир скончался по пути в госпиталь. О том, что комбат хотел наградить разведчика, никто потом не вспомнил.

Маркел взял в батальоне винтовку и, используя её как костыль, поковылял к медицинской палатке. Раненая нога распухала всё больше. Наконец, пройдя несколько километров, он увидел палатку. Но сначала зашёл в землянку и сдал винтовку батальонному писарю.

Выйдя из землянки, разведчик сделал несколько шагов. Нога его совсем уже распухла и отказалась повиноваться. Опустившись на землю, молодой солдат заплакал от досады. И не просто заплакал, а заревел.

«Сынок, ты чего плачешь?» - спросила его проходившая мимо женщина в военной форме. - «Пять километров прошёл нормально! А тут несчастные пятнадцать метров до палатки не могу пройти! В ногу вот ранен», - объяснил Маркел. - «Ну, обними меня! Держись крепче, пошли».

В огромной палатке находилось двести человек. Некуда было ногой ступить. Маркела напоили горячим чаем. Потом разрезали брючину и перевязали ногу, сменили повязку на голове и отправили на «газике» в госпиталь. Когда Маркел Нестерович немного подлечился, он ходил на реку Вислу: добывал для госпиталя рыбу.

Вместе с новыми товарищами: грузином и казахом - Маркел рвался на фронт. Они хотели принять участие в Берлинской операции. Но участвовать в ней Маркелу не пришлось. Для него Великая Отечественная война закончилась в первых числах мая 1945 года в небольшом немецком городе Пренслау, в девяноста километрах севернее Берлина. В одну из этих ночей Маркел стоял с винтовкой, охраняя комендатуру города. В четыре часа утра 6 мая по всему городу началась беспорядочная стрельба. «Неужели немцы?» - подумал солдат, но тут услышал громкие, радостные, раздающиеся в разных местах города крики: «Победа! Ур-ра!»

Маркел присоединился к общей радости и стал палить из винтовки вверх. Из открытого окна второго этажа комендатуры высунулся до пояса раздетый и разбуженный выстрелами комендант: «Ты что там делаешь!?» - «Победа!!!» - ничуть не пугаясь грозного вида главного начальника города, закричал Маркел. -«Какая ещё Победа?!» - «Над Германией!»

Тут, очевидно, комендант окончательно проснулся и осознал смысл сказанных ему слов. Через мгновение в одних белых кальсонах он выскочил на улицу к Маркелу.

«Давай винтовку мне! И патроны сюда!» - заорал совсем не грозно комендант, и, как мальчишка, радуясь, сам расстрелял в воздух весь комплект - десять патронов.

А 9 мая 1945 года было официально объявлено о Победе. Началась демобилизация. Но для многих воинская служба продолжилась и после войны. Маркел Нестерович служил в Германии ещё несколько лет в городе Вердер. Демобилизовался он 16 июня 1951 года и вернулся в Покров. Вскоре он познакомился с девушкой Александрой и 7 ноября 1951 года женился на ней. Молодой семье надо было думать о решении жилищной проблемы, о своём семейном «гнезде». Маркел Нестерович с 1953 по 1956 год построил собственный дом на окраине Покрова.

В 1955 году он устроился на работу охранником в покровской тюрьму, откуда вышел на пенсию в 1973 году.

Со своей супругой Александрой Антоновной Маркел Нестерович прожил более пятидесяти лет. Они отпраздновали «золотую свадьбу», вырастили двух детей: сына Евгения и дочь Валентину, потом появились трое внуков. Сейчас растут два правнука.

Маркел Нестерович прошёл свой нелёгкий воинский путь сначала в составе Второй ударной армии Ленинградского фронта, а потом в составе Второго Белорусского фронта.

Маркел Нестерович награждён орденом Отечественной войны второй степени, медалями: «За Победу над Германией», медалью Г. К. Жукова и другими.

Роман Игнатов