Вернуться к обычному виду

Валентина и Василий не любят унывать

Вот уже более двадцати лет в Покрове живёт Валентина Ивановна Бутырина, ветеран Великой Отечественной войны.

«Она ни одного фрица не убила за всю войну. Так, в степях в небо смотрела, облака наблюдала да звёзды считала», - говорит о своей жене с лёгкой иронией Василий Николаевич.

Но я не вижу в этом какого-то недостатка. Мы ведь чтим ветеранов не за то, сколько немцев они убили, а за то, что они защищали Россию. Врачи и медсёстры тоже не убивали немцев, они спасали жизни русским воинам, раненным на поле боя. Связисты и военные журналисты тоже не убивали немцев. А сколько тружеников тыла в годы войны совершали подвиг, работая на военных заводах и в колхозах, для того чтобы обеспечить советскую армию вооружением и продуктами питания. А ведь это были в основном женщины и дети. Все они сражались, каждый на своём месте, за Россию.

«Да ладно тебе», - не обижаясь, отмахивается от слов мужа Валентина Ивановна, и, обращаясь уже ко мне, говорит: «Я служила с 1943 по 1945 год в батальоне ВНОС».

«Как это? В нос?!» - спрашиваю я.

«Да, и в нос, и по носу, и в лоб, и по лбу мы готовы были дать врагу, - смеётся Валентина Ивановна. - ВНОС – это сокращение от слов «воздушное наблюдение, оповещение и связь».

Родилась Валентина Ивановна в 1924 году в Волгоградской области, в селе Кайсацкое Палласовского района. Ехать туда надо поездом Москва-Астрахань. Потом жила вместе с семьёй в самой Палласовке.

«Там около железнодорожного вокзала стоит скульптура немца Палласа на коне. Он был путешественником – учёным, ездившим по России. А село названо в его честь. К тому же в Поволжье много немцев жило ещё с екатерининских времён», - говорит Валентина Ивановна.

Паллас - известный учёный, член Санкт-Петербургской академии наук. Он во время своего научного путешествия по России проезжал и Покров, составил описание земель Покрова. Об этом есть материал в Покровском краеведческом музее.

Но вернёмся к Валентине Ивановне. Её отец, Иван Степанович Бережной, работал кузнецом в железнодорожном депо Палласовки. А мама, Александра Степановна, сидела дома с детьми. В семье Бережных было четверо детей: два сына и две дочери. Самым старшим ребёнком в семье была Валентина Ивановна. Поэтому ей, как старшей, хватало забот с младшими.

После окончания школы Валентина поступила в физкультурный техникум в городе Саратове. Она была студенткой, когда Германия напала на Россию и началась Великая Отечественная война. В январе 1943 года Валентина из-за невозможности нормально учиться бросила техникум и приехала к родным в Палласовку. Там она стала работать секретарём в народном суде. Проработала Валентина там где-то четыре месяца, а в мае 1943 года её вызвали в военкомат и призвали на военную службу.

- Это, наверное, девчата с моей работы позвонили в военкомат и сообщили обо мне. Вот меня и призвали, - рассказывает Валентина Ивановна.- Мне как раз исполнилось восемнадцать лет.

- А что, разве и девушек призывали? - удивился я.в

- Да, лишь бы девушка не замужем была и без детей,- пояснила мне Валентина Ивановна. – Так я стала служить в особом батальоне ВНОС. В этом батальоне служили одни девушки и женщины. А вот командиры у нас были все – мужчины.

Я стала наблюдателем. Мы изучали все типы немецких самолётов (Мессершмидты, Хейнкель, Фокке-Вульф, Рама). Мы учились определять их как по силуэту, так и по звуку. С нами занимался командир роты.

На занятия он приносил и журналы, в которых описывались тактико-технические характеристики самолётов. Интересно было.

Мы часто эшелоном переезжали с одного места на другое. А располагались и обитали в полях, кукурузных и подсолнечных, на курганах. Прямо как суслики вылезали из своих окопов и смотрели за небом. И жили-то мы не в домах, а в землянках, которые сами выкапывали. Но иногда нам на помощь присылали мужчин, чтоб помогли выкопать землянки: мы же всё-таки девки. Землянки были небольшие. Одна землянка на одну группу (четыре-пять) девчат.

В землянках устраивались деревянные топчаны и печки самодельные, на которых мы готовили себе еду. Ведь полевая кухня к нам не приезжала. Вместо этого привезут продуктов запас - нате вам, готовьте сами. Полагался нам и табак. Но мы его на продукты меняли. Тогда девчонки не курили. Это вот сейчас шляются, дымят вовсю - курилки бессовестные...

Наблюдательные посты наши размещались на расстоянии в десять километров друг от друга. И когда надо, мы эти десять километров ходили пешком. Потому и с ребятами-солдатами никаких встреч не было. Они от нас далеко, и мы не близко.

Режим наш был таков: каждая два часа дежурит на телефоне, два часа на улице наблюдает и два часа потом спит. Посменно и круглосуточно.

Помню, что очень мы тогда боялись нашего командира роты. Он все землянки обойдёт, проверит, как устроились, каков порядок, дисциплина. Строгий был.

Но скажу, что служба наша с 1943 года по 1945-й не была особо сложной.

В войне наступил перелом, и немцев гнали прочь с русской земли. Поэтому их самолёты - бомбардировщики не долетали до нас - их успешно сбивали наши истребители или зенитчики. Только вот разведывательные немецкие самолёты иногда пролетали над нами, очень высоко они летали.

Мы, конечно, сообщали командирам, что замечен самолёт врага.

Воинская служба закончилась для Валентины на территории Польши в 1945 году. Командиры предлагали девушкам и женщинам остаться в армии для продолжения службы, но большинство решили вернуться домой. Валентина приехала на родину в августе 1945 года. А в 1955 году в городе Саратове она познакомилась со своим будущим мужем Василием Бутыриным. Он учился в Саратове на машиниста тепловоза, носил железнодорожную форму. Крепкий и весёлый машинист понравился Валентине. А в форме он выглядел для неё ещё привлекательней.

«Я 1928 года рождения, - говорит Василий Николаевич, супруг Валентины Ивановны, участник трудового фронта. - Мои предки, трудолюбивые люди, жили хорошо, сад был свой и своя мельница. Потом семью раскулачили, и ничего не осталось. С 1943 по 1945 год я работал в колхозе. Чтобы с голоду не умереть, приходилось с земли опавшие колоски подбирать и - в карман. А если объездчик увидит, то догонит, подскачет на коне и плёткой по спине: не тронь опавшие колоски!

После Победы я работал молотобойцем, а затем уж и машинистом.

Я раньше не пил и не курил, боксом занимался, в настольный теннис играю, шахматы люблю очень.

Помню, когда начинал работать машинистом, то железнодорожники насмехались надо мной за то, что не пью с ними. Но я удержался, не поддался провокациям».

Поженившись, супруги Бутырины вскоре уехали жить и работать на Север. Там зарплата была выше. Прожили они много лет в городе Заполярный Печенгского района Мурманской области.

Василий работал машинистом, а Валентина Ивановна - на заправке.

В Покров приехали жить супруги Бутырины в 1984 году. Так и живут весело, не скучая.

«У меня жена хорошая, - говорит Василий Николаевич, - и хозяйка, и затейница».

Валентина Ивановна сначала смущается, а потом, поддавшись уговорам мужа, достаёт самодельное платье, на которое нашиты разные штучки - пробки от пивных бутылок.

«Ну, покажись», - просит супругу Василий Николаевич.

Надев самодельное платье, Валентина Ивановна, демонстрирует свой карнавально-праздничный наряд...

Описывать его не имеет смысла, лучше один раз увидеть.

Я смотрю на супругов Бутыриных, на Валентину Ивановну и Василия Николаевича. И вот что интересно. Они живут много лет вместе, но у них совершенно нет усталости друг от друга и от жизни.

У молодых ребят и девчат от шестнадцати лет встречаются настроения депрессии, мысли о том, что жить тяжело и плохо. Такая молодёжь больше похожа на скучных брюзжащих старичков и старушек. А может, так оно и есть по их внутреннему состоянию.

И полной им противоположностью являются уже пожилые, в почтенных годах, но всегда бодрые Валентина и Василий Бутырины, которые радуются каждому дню и друг другу.


Роман Игнатов