Вернуться к обычному виду

Рядовой автоматчик Степан Чегуров

Степан ЧегуровВ чистом, прозрачном небе плыли густые молочные облака. Весна сама по себе радует цветами, свежими зелёными листьями деревьев, бегущими ручейками и тёплым ласковым ветерком. А весна 1945 года стала радостной вдвойне. В златой Праге по радио услышал Степан Никифорович Чегуров радостное известие о безоговорочной капитуляции Германии, об окончании Великой Отечественной войны. «Это был самый радостный день за всё военное время», - говорит Степан Никифорович.

Чегуров Степан Никифорович родился в 1924 году в селе Чув-Майдан Нижегородской области в крестьянской семье. Окончил ФЗО (фабрично-заводское обучение) в г. Кулебаки Нижегородской области, потом работал в Москве на авиационном заводе слесарем -сборщиком. Там же он и услышал горестное сообщение о нападении Германии на СССР. Людей тогда обуревали чувства ненависти к захватчикам и страх, когда враг подошёл близко к Москве.

В 1942 году Степана призвали в армию. Один брат, Иван, уже был на фронте. Дома остались отец Никифор Иванович, мать Мария Васильевна и младший брат Григорий.

Первый бой Степана состоялся зимой 1942 года под Москвой.

Он был рядовым автоматчиком. Очень трудно было отразить натиск врага. «Я, как и другие ребята, конечно, хотел жить, боялся умереть или попасть в плен», - говорит Степан Никифорович, вспоминая то время. Солдаты, попавши в плен, считались предателями Родины.

«Мы доверяли своему командиру и друг другу. И это доверие имело для всех нас большое значение. Каждый чувствовал поддержку друг друга. А от этого появлялось спокойствие и уверенность, легче становилось воевать», - говорит ветеран.

Не многие участники Великой Отечественной войны вернулись домой «без единой царапины». Степан Никифорович был трижды ранен. Первое ранение он получил осколком в 1942 году, а второе (лёгкое, в руку) и третье (тяжёлое, с контузией) в 1943 году.

«Я запомнил 1943 год, - говорит Степан Никифорович. – Летом этого года немцы и моторизованные части «власовцев» окружили нас в Калининской области, недалеко от города Торжок. Противник был очень хорошо вооружён. У него были и танки, и пушки, и пулемёты. «Власовцы» сражались очень жестоко, насмерть. Мы несли большие потери… Каждый боец, каждый офицер держал оборону за десятерых. Не стало боеприпасов, и нельзя было отступать. К тому же решалась судьба Западного фронта. Эти девять тяжелейших, трагичных дней мне не забыть никогда. Все мысли были только о том, чтобы выполнить приказ, да в памяти постоянно возникали образы близких, родных людей. В бой мы шли, крича: «За Родину! За Сталина!».

На десятый день прибыло пополнение и наступил переломный момент. Противник был отброшен на тридцать километров на Запад. За сражение в эти дни я и получил потом орден Красной Звезды.

В частях «власовцев» были представители разных национальностей Советского Союза. Мы сначала вообще не собирались брать их в плен. Кто попадал в руки наших солдат, долго не жил… Немецкое командование предупреждало «власовцев», что, если они сдадутся, их всё равно ждёт смерть. Поэтому «власовцы» и воевали отчаянно, не имея никакой надежды на пощаду. Но наше командование, зная настроение советских солдат, запретило расстреливать военнопленных. Солдаты получили приказ держать пленных «власовцев» живыми до военного трибунала.

«Я разговаривал с одним пленным, - говорит Степан Никифорович. - Он был родом с Западной Украины. «Ну, и зачем ты пошёл к фрицам служить? - спрашивал я. - Зачем Родину предал?» – «Меня насильно немцы забрали, - ответил он. – Если бы я отказался, меня бы расстреляли». Все пленные «власовцы» так говорили. Я не помню ни одного случая, чтобы кто-то из тех пленных объяснил свою службу во этих частях идейными соображениями».


Отгремели Сталинградская битва и битва на Курской дуге.

Русская армия теснила агрессоров на Запад. Советское главнокомандование готовило в 1944 году Сандомирско-Львовскую операцию с целью захвата плацдарма на западном берегу реки Вислы, в районе города Сандомир. К этому времени Степан Никифорович прошёл путь от пулемётчика до командира пулемётной роты. За несколько дней до начала операции офицеры встретились с командующим Первым Украинским фронтом маршалом Советского Союза И. С. Коневым. Среди них был и Степан Никифорович. «Будьте готовы, - сказал офицерам Конев, - через несколько дней начнётся наше наступление».

«У нас было плохое вооружение, - говорит Степан Никифорович, - Но перед самым наступлением прибыли «катюши», завезены были боеприпасы, продовольствие и сапоги (яловые и кирзовые), в которых тоже ощущался недостаток. Прибыли на фронт и кадровые части сибиряков. Готовились к операции основательно».

Сандомирско-Львовская операция началась в ночь на 29 июля 1944 года. Предварительно была организована мощная психическая атака. Громко и жутко выли сирены, разрезая ночную тишину, как циркулярная пила деревянную доску. Несколько часов шёл непрерывный артиллерийский обстрел немецких позиций. Танки двигались с включенными фарами. В боях за Сандомирский плацдарм гитлеровские войска впервые бросили в бой тяжёлые танки Т – VI («Королевский тигр»)… К 20 августа захваченные войсками Первого Украинского фронта плацдармы были расширены и соединены в один плацдарм шириной свыше 75 километров и глубиной 55 км. Бои на Сандомирском плацдарме продолжались до конца августа…

С Сандомирского плацдарма советские войска форсировали реки Одер и Вислу – взяли Варшаву…

Степан Никифорович - участник взятия Берлина. Он не забыл сфотографироваться в столице Германии, запечатлеть на память это знаменательное событие. Но в Берлине пробыл он совсем недолго...

Немцы заложили в Праге, столице Чехии, много взрывчатки, собираясь уничтожить древний славянский город. Чехи тогда обратились с просьбой о помощи к советскому правительству. Пятьсот двенадцатый стрелковый полк, в котором служил Степан Никифорович, был размещён на броне колонны русских танков Т-76 и Т-34 и срочно отправлен на спасение Праги.

«Скорость танкисты выжимали самую быструю, - вспоминает Степан Никифорович, - ехали сто километров в час. Торопились мы, волновались. Успели. Как только мы въехали, даже не въехали, а влетели в злату Прагу, к нам тут же стали подбегать чешские коммунисты и говорить, где находится заряд взрывчатки. Мы разминировали всё. Не был взорван ни один дом. Город спасли».

Чехи дружелюбно, с радостью встречали русских солдат, с цветами и песнями, вином и поцелуями.

«Стояли мы в Праге целый месяц. В Праге в мае 1945 года мы и услышали по радио радостное известие об окончании войны», - говорит Степан Никифорович

После окончания войны он остался служить в Советской Армии, службу проходил в Дагестане. В 1946 году военнослужащим дали отпуск и Степан поехал на родину, где не был уже много лет, в Горьковскую область. Встреча с односельчанами запомнилась на всю жизнь. «До сих пор, когда вспоминаю тот день, еле сдерживаюсь, чтоб не заплакать», - говорит ветеран.

Степан Никифорович служил в армии до 1966 года, затем ушёл по болезни в запас и стал работать в системе гражданской обороны. «После национального конфликта в Нагорном Карабахе Азербайджанской СССР мне пришлось покинуть город Баку, в 1996 я приехал в г. Петушки, а уже оттуда в 2000 году - в г. Покров на постоянное место жительства», – говорит Степан Никифорович.

Я радуюсь каждому дню жизни, каждой минуте, радуюсь тому, что дожил до 81 года! У меня трое детей, пятеро внуков и двое правнуков».


Кроме ордена Красной Звезды, Степан Никифорович Чегуров награждён орденом Отечественной войны I степени, медалями: «За отвагу», «За боевые заслуги», «За победу над Германией». Это не считая медали Жукова и ещё десяти юбилейных.


Роман Игнатов