Вернуться к обычному виду

КАПИТАН-ЛЕЙТЕНАНТ БОРИС ЧИГИШЕВ

Борис Васильевич ЧигишевБорис Васильевич Чигишев – человек в Покрове известный. Он видный фотохудожник, писатель и талантливый педагог, у которого есть достойные ученики. Он показал мне выпущенные ими фотоальбомы, за которые учителю не только не стыдно, но и самому хотелось бы выпустить такие. Но он увлекся несколько иным – выпустил уже три книги и готовит к изданию четвертую. В них с помощью текста и фотографий автор подводит итог своей непростой и полной самых различных событий жизни. Пройдут годы, и эти авторские свидетельства происходящих в стране процессов, простые житейские наблюдения и рассказы о многочисленных встречах обязательно понадобятся тем, кто будет жить значительно позже. Вон как всколыхнулась страна, готовясь к 60-летию Победы, как важно стало в этот период все, связанное с войной, как дороги воспоминания и простого солдата, и командира. Стало очевидным, как много мы упустили в то время, когда ветеранов войны было еще много и они жили рядом с нами.

Борис Васильевич Чигишев – ветеран Великой Отечественной войны. Родился он на Алтае, под Барнаулом, на станции Усть-Тальменка. В эту деревню, расположенную рядом с железной дорогой, его предки переехали в конце 19-го века с Рязанщины. Здесь в 1926 году и родился наш герой. До коллективизации население занималось земледелием и жило натуральным хозяйством. Когда началось раскулачивание, мать прятала у соседки в чулане свое единственное богатство – швейную машину «Зингер», боялась, что отберут. Отец решил не вступать в колхоз вместе с деревенскими пьяницами, и семья, бросив недостроенный домишко, сдвинулась с местам. В г. Нижне-Удинске отец закончил краткосрочные курсы и стал строить элеваторы. Ему, как прорабу, дали казенную квартиру, где вместе с родителями жили и учились в школе сыновья Борис и Виктор.

Это относительное благополучие закончилось в 37-м году. Отца, как и многих других, забрали и вскоре расстреляли. Мать из квартиры выселили, и она, неграмотная женщина, осталась с двумя детьми практически на улице в чужом городе, где не было ни хозяйства, ни родственников, которые могли бы помочь в трудную минуту. Поэтому семья разделилась: Борис поехал к деду в Новосибирск, где тот работал ломовым извозчиков, а мать с младшим братом отправилась к своему родному брату в Омск.

«Дед нередко брал меня с собой как помощника, - говорит Борис Васильевич, - вспоминаю, как мы с ним грузили какие-то коробки или ящики, и я заработал свои первые три рубля».

Как выясняется, сложные обстоятельства помогают человеку мобилизовать свои усилия и возможности. Мама, Наталия Ивановна, сумела в Омске закончить курсы лаборантов, устроиться работать на элеватор и получить казенную жилплощадь –комнату в барачном доме, куда и поселилась вместе с детьми. Здесь, в Омске, в 40-м году Борис Чигишев пошел в 7-й класс.

«В начале лета 41-го года мы работали в подшефном колхозе, помогали пропалывать картошку, помидоры, огурцы. Здесь и узнали о начале войны, - вспоминает Борис Васильевич. - Роста я был высокого, поэтому дружил с ребятами старше меня. Так, вместе с десятиклассниками прямо из колхоза пошел в военкомат. Но в 15 лет добровольцев на фронт не брали. Мне посоветовали идти учиться в ремесленное училище».

В ремесленном училище он получил профессию слесаря-сборщика и поступил работать на военный авиационный завод, эвакуированный из Москвы. На заводе работала группа Туполева, куда и направили молоденького слесаря. Но сам Туполев и все его КБ находились под арестом, и на завод их приводили вод охраной.

Так прошли полтора года. Это было суровое время, ненормированная работа и строгий спрос на выполненное задание по меркам военного времени. В 43-м в город прибыл представитель школы морской авиации с Дальнего Востока. Учиться в ней рекомендовали комсомольцам с хорошей производственной характеристикой. Жизнь предлагала Борису Чигишеву дерзнуть, и он от этой возможности не отказался, уехал к Тихому океану, отучился полгода в школе, получил специальность воздушного стрелка-радиста и был направлен в полк морской авиации в Новонежино под Владивостоком. Летал на скоростных бомбардировщиках-торпедоносцах. В начале 45-го года на флот прибыли американские самолеты «Каталина», предназначенные для разведывательных целей. Они были оборудованы радиолокационной системой. Потребовались радиометристы, и Борис Чигишев вновь отправляется в знакомую школу морской авиации, где получает необходимую профессию. В августе 45-го года его направляют старшим радиометристом в Советскую Гавань, где базировался авиационный полк «Каталин».

8 августа началась война с Японией. В этот день вместе с экипажем ему довелось высаживать десант на о. Сахалин. Сели в бухте г. Отомари - нынешнего г. Корсаков. Радиометристов в полку не хватало, поэтому пришлось летать не только со своим экипажем. В целом сделал 21 боевой вылет. Война с Японией была короткой, но полтора миллиона жизней с нашей стороны она все же успела забрать.

Служба на Дальнем Востоке проходила неплохо, было интересно, требовалось хорошее знание воинской специальности, дисциплинированность, умение проявить себя и в общественной работе. Со всем этим у нашего героя обстояло более, чем нормально. На фотографиях тех далеких лет он в компании сослуживцев постоянно с аккордеоном, играть на котором научился по самоучителю. А в армии, да и не только, музыкант – первый человек, душа компании. Это и почет, и дополнительная нагрузка одновременно, но в те годы отношение к самодеятельности было самое серьезное.

Безусловно, в судьбе каждого человека случай играет важную роль.

«Так случилось, что с нашим экипажем, где я был радиометристом, летел как-то командующий ВВС Северо-Тихоокеанского флота генерал Г. Дзюба, - вспоминает Борис Васильевич. - Он, видимо, предметно присмотрелся ко мне и взял на заметку, потому что ему был нужен адъютант. Из всех предложенных кандидатур он выбрал именно меня, так что целый год потом я служил при генерале, не имея больше над собой никаких других командиров. Это было приятно». Но Г. Дзюба через год перешел работать в Генеральный штаб, а на его место прибыл с Черноморского флота генерал-майор А. Наумов, Герой Советского Союза.

Так на адъютантской службе прошел еще год с лишним, как вдруг произошел такой случай. Один из экипажей посадил самолет на запасной аэродром и ушел в ближайшую деревню по своим житейским делам. Механик, оставшийся у самолета, завел моторы и улетел через Татарский пролив в Японию. За это ЧП командующего отстранили от службы и с понижением в должности направили на Черное море.

«Я как адъютант провожал его до Москвы. Здесь мы поселились в гостинице, и по просьбе командующего я подготовил все необходимое для встречи гостей, которые собирались навестить своего друга. Это были в основном генералы, один из которых предложил и мне перевод на Черное море. Я выразил такое желание, он записал мои данные, но в серьезность этого разговора за столом что-то не очень верилось».

И напрасно, как выяснилось позже. По прибытии в Советскую Гавань сержанта Чигишева ожидал вызов в Севастополь. Случай в очередной раз решал его судьбу. Так в 1949 году он попал на Черноморский флот и продолжил службу на полуострове Херсонес в качестве радиста узла связи. А чуть позже стал освобожденным комсоргом.

В 50-м году в Севастополь из Киевского военно-морского училища приехал офицер для набора курсантов. По рекомендации начальника политуправления флота Борис Чигишев был направлен для учебы в Киев. Через три года в звании лейтенанта он продолжил службу на торпедных катерах на Балтике, а позже, закончив в Ленинграде курсы подводников, стал служить заместителем командира подводной лодки. В те годы у военных моряков постоянно проводились учения, совершались автономные плавания с временным базированием. Дома не были по полгода, а у нашего героя уже была семья. В Риге жила жена и маленький сын.

Все хорошо быть не может, обязательно случается что-то такое, что делает на судьбе глубокую зарубку. И это что-то было в судьбе лейтенанта Бориса Чигишева. Нет, не подумайте, он не попался по пьяному делу, не связался с женщиной, не украл, не ввязался в драку, не совершил ничего такого, что было бы более понятно для последующего наказания. Он совершил интеллектуальный проступок: еще учась в военно-морском училище, он обнаружил нарушение элементарной логики в последней работе Сталина «Экономические проблемы социализма в СССР». Свои выводы относительно учения И. Сталина, не применимые для социалистического строя, он изложил в своем письме в газету «Правда». На 7 марта 53-го года было назначено партийное собрание с рассмотрением его персонального дела. Мудрые люди уговаривали его отказаться от своих убеждений, но не тут-то было.

В первый раз повезло потому, что умер Сталин. К тому же из газеты «Правда» пришло письмо, в котором говорилось: «те, кто с Вами спорит, серьезно не вникли в работы Сталина».

Однако эта история имела продолжение. В 56-м году культ Сталина разоблачил Никита Сергеевич Хрущев, пришедший ему на смену. Наш герой пишет новую работу и посылает ее в ЦК КПСС.

В результате его изыскания на тему «Марксизм, ленинизм и социализм» заканчиваются психиатрическим отделением Рижского военного госпиталя, признанием его психически больным и второй группой инвалидности. В 58-м году с флота его демобилизовали и семья, обменяв квартиру, переехала в Омск. Жизнь продолжалась работой на заводе авиационных моторов, учебой в пединституте. Но бдительный КГБ опального человека из вида не упустил. К нему однажды явилось человек шесть представителей этого мрачного органа, произвели обыск, изъяли все его рукописи и даже книги Ленина с его пометками на полях. В 60-м году Б.Чигишева исключили из партии, и довелось ему узнать, как выглядят Бутырка и Лубянка. Но благодаря тому, что свои работы он тайно не распространял, а, желая помочь родной партии своими размышлениями, посылал их в ЦК КПСС и Академию наук СССР, вроде как особой вины в этом не просматривалось. Словом, судить его было не за что. В институте судебной психиатрии им. Сербского Б. Чигишева признали психически нормальным. Однако в КГБ заставили дать расписку, что никаких работ по вопросам марксизма-ленинизма больше писать не будет. С тем и отпустили домой. Однако пришло время - и предсказанный им крах государственного капитализма, спрятанный под личиной социализма, в СССР все же наступил.

Прибыл после ареста в Омск, а жена, актриса музыкального театра, собиралась на гастроли и посетовала о том, что вновь придется расставаться. Но выход нашелся. Борис Васильевич устроился в театр на время гастролей рабочим сцены, и в один из моментов в Челябинске выручил театр, заменив художника, сломавшего ногу. Тогда оставленные во дворе декорации попали под дождь и пришли в негодность. Как флотский человек, он хорошо освоил малярное дело и по старым следам декорации восстановил. Так, благодаря случаю, на шесть предстоящих лет он стал художником и научился смотреть на все под особым ракурсом.

Подросший сын мечтал о фотоаппарате. Отец пошел вместе с ним в магазин, купил ему «Смену» и вместе с ней «купил» себе дальнейшую судьбу. Навыки фотодела он получил еще ребенком до войны, и вот уже его первые снимки опубликовали омские газеты.

В 1967-м году Борис Васильевич, чтобы основательно овладеть искусством фотографии, взялся работать руководителем фото- кружка в городском Дворце пионеров: «Научу – не научу кого-либо, но сам-то разберусь в том, чему буду учить». Через 3-4 года фотографии Бориса Васильевича и его учеников завоевывают успех на всесоюзных и международных выставках, на ВДНХ СССР, открываются персональные фотовыставки. Издаются небольшие каталоги «Мир глазами детей», «Начало пути», а затем и более крупный каталог «Открываю мир».

«Необходимость составлять тексты к фотографиям и сделала меня писателем, - считает Борис Васильевич. - Первой такой пробой пера стала книга «Этот прекрасный мир».

Работа с детьми принесла замечательный результат: в Омске остались ученики Чигишева, которые выросли в замечательных фотохудожников. Да и в Покрове такие ученики появились. Когда вместе с женой в 88-м году он переехал в Покров, поближе к дочери, игравшей в Москве в баскетбольной команде ЦСКА, то первое, с чего начал, - это организовал фотокружок для детей. Но помещение, где пять лет располагалась детская студия, продали под магазин, а фото-окна Чигишева в «Спутнике» запретили. Так что возможности делать персональные фотовыставки в Покрове практически нет. И создается такое впечатление, что городу они просто не нужны. А вот в Москве 18 мая 2005 г. в Центральном федеральном округе по инициативе фото-центра Союза журналистов России открылась фото-выставка «Связь времен», посвященная 60-летию Победы в Великой Отечественной войне. Борис Васильевич Чигишев как участник этой выставки и ветеран войны награжден дипломом и подарком. Прямо с выставки в форме капитан-лейтенанта с медалями он приехал в гости к дочери и удивил ее вместе с внуками своим бравым видом. Она ведь таким его ни разу не видела, поскольку росла, когда отец уже не служил на флоте. У нее в доме все баскетболисты: сама – тренер, сын и дочь пошли по ее стезе и играют в разных командах. Так что медали им знакомы только спортивные.

Сейчас Борис Васильевич продолжает работу над своей четвертой книгой «Наедине с собой», три другие - «Топор под компасом», «Переписывая день вчерашний», «Ожерелье осени» - вышли раньше. В них он рассказывает о том, что видел и что почерпнул на дорогах своей жизни, на которых чести своей фамилии не посрамил.

Галина Фомичева