Вернуться к обычному виду

Сержант Тюрев Виктор Семёнович

Внезапным для жителей России стало нападение гитлеровской Германии на СССР 22 июня 1941 года. Огромные, тяжкие потери и отступление Красной Армии стали самым горьким и невыносимым испытанием военных лет. Жестокий враг мощным механизированным клином двигался к Москве. Запах солярки пропитал воздух, лязг гусеничных трактов германской техники слышался повсюду. Немногие выжили в кровавых ожесточённых боях того чёрного для России года.

Враг уже предвкушал победу, окрылённый видом многотысячных колонн пленённых красноармейцев. Одной из главнейших задач, имевших идейно-политической значение, Гитлер поставил уничтожение города Ленинграда. К этому городу были направлены усиленные войска. Но город, хоть и взятый врагом в блокаду, не пал.

А образованный директивой Ставки ВГК от 23 августа 1941 года Ленинградский фронт сумел задержать гитлеровские войска. В составе этого фронта воевал и покровчанин, ветеран Великой Отечественной войны Тюрев Виктор Семёнович. Он родился 11 июля1923года в деревне Кишариха Южского района Ивановской области. Глава семьи, Семён Николаевич, был председателем сельсовета. Мать Ольга Ивановна работала, как и другие женщины в колхозе.

В семье было шестеро детей, трое ребят: Алексей, Владимир, Виктор, и девочки: Валентина, Тамара, Ольга.

Войну встретил Виктор Семёнович находясь вместе с другими ребятами в стрелковом кружке ОСОАВИАХИМа при районном военкомате в городе Южа Ивановской области. 22 июня 1941 года восемнадцатилетние юноши обучались стрельбе из мелкокалиберной винтовки.

Все слышали из чёрной «тарелки» репродуктора. Военный комиссар

Приказал передать всем, кто не слышал о нападении Германии на СССР. В этот же день началась мобилизация. Из Южи пошли пешком военные колонны до Шуи, а оттуда уже защитники Отечества ехали поездом на фронт. Восемнадцатилетнего Виктора не призвали тогда в армию.

«В 1941 году всю молодёжь из техникумов и колхозов отправили на трудовой фронт под Ленинград, рыть противотанковые рвы», - рассказывает Виктор Семёнович.

Эшелон в котором ехал Виктор не прибыл к месту назначения. Поезд попал под сильную немецкую авиационную бомбёжку. Страшным было то зрелище, поезд был разбит. А кто выжил, стали собираться рядом с уцелевшими вагонами.

Придя в себя после бомбёжки, Виктор с тремя товарищами и стариком, оказавшимся рядом, стали решать что делать дальше?

«Поезд разбит, - сказал старик, - Нам тут нечего делать, надо возвращаться обратно, домой». Поскольку среди ребят не было ни одного военнообязаного, они согласились со словами деда, и все вместе побрели по шпалам. Шли они от Рыбинска до Ярославля.

В Ярославле путники сели на поезд и доехали до города Иваново.

Когда Виктор объявился дома, то его заподозрили в дезертирстве с трудового фронта и посадили в КПЗ. Парня стыдили как труса и допрашивали: «Расскажи, как бежал!». Но всё обошлось. Через два дня Виктора выпустили из КПЗ и снова направили на трудовой фронт. Вместе с другими ребятами, ровесниками, и взрослыми он в Палехском районе три месяца копал противотанковые рвы шириной семь метров и глубиной три метра сорок пять сантиметров.

Подошло время и Виктору поменять трудовой фронт на фронт боевых действий. В марте 1942 года его призвали в армию.

Сначала его отправили на учёбу в Тюмень, в лётное училище. А оттуда перевели в запасной полк, где солдаты два месяца занимались вывозом из леса заготовленных дров. Потом, вместе с другими, Виктора отправили в город Березники, в пехотное училище. В общем, проучился молодой солдат четыре с половиной месяца.


Война продолжалась. Готовились новые сражения. Германское командование запланировало на сентябрь 1942 года операцию по захвату Ленинграда под кодовым названием «Нордлихт» - «Северное сияние».

Для успешного проведения этой операции немецкое командование перебросило из Западной Европы в Россию несколько сильных дивизий, подготовило крупные силы артиллерии и авиации.

На сентябрь месяц была назначена и Синявинская операция (19 августа 1942 - 10 октября 1942), которую готовило командование Красной Армии, с целью прорыва и снятия блокады Ленинграда.


«В сентябре 1942 года нас, молодых необстрелянных ребят из тринадцати военных училищ направили на прорыв блокады Ленинграда, - рассказывает Виктор Семёнович. - Нам выдали автоматы ППШ. Но эти автоматы не были пристреляны.

Но не это было самым жутким в те дни.

Немцы сначала пропустили нас, а потом ударили по нам сильно с трёх сторон. Так мы попали в страшный кровавый «мешок». Такой тут ужас начался, что все мысли были только об одном: как выбраться живым из того пекла. И воспоминания о тех событиях совсем не радуют меня».

В районе Синявино были особо жестокие бои. Русские войска ударной группировки Волховского фронта, пробив немецкую оборону, вышли на подступы к Синявино. Шесть свежих немецких дивизий, среди которых была и одна танковая, обрушились на русского противника, сумели во второй половине сентября 1942 года остановить продвижение Красной Армии.

Немцы нанесли с флангов сильные контрудары. Войска Ленинградского фронта старались преодолеть немецкую оборону на левом берегу Невы и развить наступление на Синявино - важный «узел» немецкой обороны. Был захвачен небольшой плацдарм, но воссоединиться Ленинградский и Волховский фронты не смогли.

В этих боях и получил ранение Виктор Семёнович Тюрев.

«У станции Синявино, где мы блокаду прорывали - болота одни. Гиблые места. - говорит ветеран -Тогда то мне и перебил осколок подколенную артерию. Выполз я с товарищами из того боя, и меня на лошади довезли до санитарной части. А потом отправили в госпиталь, в посёлок Чагоду. Там я лечился девять месяцев. И блокаду Ленинграда прорвали уже без меня».

Попытка в конце лета - осенью 1942 года прорвать блокаду Ленинграда не удалась. Только в январе 1943 года Красная Армия смогла пробить в блокаде брешь. Между Ладожским озером и линией фронта был организован коридор шириной от восьми до одиннадцати километров. По льду Ладожского озера за 17 суток была проложена Дорога жизни, по которой в Ленинград везли пищу, а из Ленинграда вывозили людей.

Когда Виктор оказался в госпитале, врачи осмотрели его ногу. Её состояние вызывало мрачные прогнозы. Врачи приняли решение, что лучшим вариантом будет ампутация искалеченной ноги воина.

В том военном госпитале одним из хирургов оказался человек хорошо знавший отца Виктора. Они когда-то давно познакомились в Шуе, где отец солдата работал в лавке продавцом. Выяснилось это после разговоров, во время которых Виктор рассказал, откуда он родом и кто его родители.

«После очередного обхода подходит ко мне друг отца, - вспоминает Виктор Семёнович и объявляет: «Мы тебе завтра ногу будем ампутировать» У меня всё похолодело внутри от ужаса. Жить калекой нелегко, а в деревне, где хозяйство, без ноги, совсем горько будет. «Но ты не приходи на операцию!», - вдруг добавил хирург.

«Понял!», - обрадовался я, радуясь, что с ногой расставаться не придётся.

«Так вот, этот хирург, фамилия его Маклашин,- говорит Виктор Семёнович, - сделал мне потом три операции и ради дружбы с моим отцом спас мою ногу. Маклашин работал в Шуе в первомайской больнице до войны и после. Он же потом вылечил и мою жену»

После выписки из госпиталя Виктора, с установленной инвалидностью, направили в запасной полк. А оттуда перевели в авиационную часть Третьей воздушной армии. Поскольку Виктор был по специальности трактористом и разбирался в технике, его назначили электромехаником. Он заряжал аккумуляторы для радиостанции. Кроме этого он заправлял топливом самолёты. Пришлось ему, и полетать на самолётах в качестве пассажира в самолётном багажнике. Лётчики постоянно меняли места дислокации.

«Меня возили в самолётном багажнике как груз. - улыбается ветеран, - В ящике ничего не видно и ничего не страшно. Хорошо!»

Виктор Семёнович уже в составе Первого прибалтийского фронта прошёл Белоруссию и Прибалтику. Он участвовал и во взятии Кёнигсберга. Часть его к концу войны расположилась недалеко от Кёнигсберга.

О скорой капитуляции Германии солдаты и лётчики знали. Об этом им рассказывали радисты, слушавшие эфир. О том, что наступила долгожданная Победа, стало известно уже 8 мая 1945, а 9 мая 1945 года об этом было объявлено официально. Митингов никаких не устраивали. Небо сотрясал победный салют из разных видов оружия, было организовано богатое застолье, конечно, было и вино.

И никого в этот день на гауптвахту за нетрезвый вид не отправляли.

Но как непредсказуема жизнь. Даже радостный день может обернуться для кого-то горем.

Незадолго до 9 мая заместитель командира полка отправил на Родину, домой целую машину немецких трофеев, «всякого барахла».

Виктор Семёнович по его приказу загрузил в машину и большие дорогие напольные часы.

А девятого мая замкомполка отмечал Победу с товарищами в саду.

Осколок от снаряда, выпущенный из русской пушки поразил его в голову насмерть. Салютовали солдаты и в нетрезвом виде. Все от радости были пьяны, да ещё алкоголь своё дело сделал, затуманив мысли.

Началась демобилизация. В первую очередь домой отправляли старослужащих солдат. Поэтому служба Виктора продолжалась.

В октябре 1945 года он поехал на мотоцикле на Балтийское море, в немецкую артель за копчёной рыбой для своего взвода. А через некоторое время за ним приехала машина. «Ты демобилизован! Собирайся домой!» - сказали ему товарищи.


В воинской части старшина, провожая товарища домой, дал Виктору Семёновичу мешок муки, смолотой на немецкой мельнице под Кёнигсбергом. Был у Виктора и новый трофейный немецкий велосипед. Он выехал на нём на большую дорогу за Кёнигсбергом.

Встретившийся красноармейский патруль остановил сержанта. Отобрали у него велосипед.

«Не надо было мне так сразу на дорогу выкатывать, - размышляет Виктор Семёнович. - Патрульные для себя забрали у меня велосипед».


Добравшись до родных мест Ивановской области, Виктор зашёл в деревню Горелка, где жила его тётка. Она по дороге раньше встретилась, чем родная Кишариха. Поговорив с роднёй и выпив немного самогона с Ильёй Гаврилычем мужем тётки, Виктор направился в Кишариху. «Сегодня в ночь твоя мать сторожем деревню обходит», - сообщила тётя племяннику.


В родную деревню Виктор вернулся 29 октября1945 года, ночью.

Пешком от Шуи до дому он прошёл. Увидев в темноте мать, совершавшую ночной обход деревни Виктор подошёл к ней

- Где живёт Семён Николаевич Тюрев? Я друг его. Он велел мне зайти», - обратился он к матери.

- Пойдёмте, я вам покажу их дом,- ответила мама, Виктору не узнав в солдате сына.

- Мама, это я - Виктор! - не выдержал сержант.

Мать, всплеснув руками, заплакала, вгляделась, в него и они крепко обнялись.

- У меня тут мука, мешок целый, из Германии везу, - вытирая невольные слёзы с лица, объявил матери сын.


Как только они зашли в избу, мать крикнула, разбудив дочерей и мужа: «Витька пришёл!»


«Мешок муки, это был самый лучший «трофей», - поясняет Виктор Семёнович. - Хлеб – это жизнь. А после войны жизнь в колхозе была такой, что вспоминать не хочется. Особенно голодными были 1947-й и 1948-й годы».


Виктор Семёнович вспоминает как его отец, который уже в 1941 году был пожилым человеком, имеющим ранение то ли с Гражданской, то ли с Первой Мировой войны, в 1943 году ушёл добровольцем на фронт. Он живым вернулся с Великой Отечественной войны. Вернулся домой и брат Виктора - Алексей.

А вот брат Владимир 1920 года рождения в Днепропетровской области во время войны попал в плен. Он смог сбежать из плена, чтобы бить врагов. В годы Великой Отечественной войны отношение к бежавшим из немецкого плена было подозрительным. Такова была установка правительства. Поэтому Владимир был отправлен в штрафную роту, воюя в которой он и погиб. А всего то тридцать лет назад в российской императорской армии солдат бежавших из плена считали героями. Была даже соответствующая медаль!


В 1945 году началась мирная жизнь со своими заботами и хлопотами, радостями и печалями, а люди радовались больше всего тому, что завершилась тяжёлая изнурительная война. В 1946 году Виктор Семёнович познакомился с девушкой по имени Таисия, которая в последствии стала его женой.

Как произошло знакомство, рассказала сама Таисия Ивановна, супруга ветерана.

«Я жила в деревне Войново недалеко от города Меленки. У нас была корова. Однажды, мы поехали в Шую на рынок по своим делам. Там, в Шуе мы с Виктором и встретились первый раз. Произошло это на квартире наших общих знакомых. Мы поговорили, пообщались и расстались. Когда я вернулась домой, то вскоре получила от Вити письмо, а через две недели он сам приехал ко мне.

Мы понравились друг другу и поженились. Стали жить в моей семье. А через год уехали на родину Виктора в деревню Кишариху.

Помню, это была осень, и мы попали под сильный проливной дождь, когда шли по дороге в Кишариху. Промокли мы насквозь».


В 1947 году у молодожёнов родился первенец: сын Борис, а за ним на свет появились четверо дочерей: Таня, Надя, Галя и Оля.

Таисия Ивановна стала работать в колхозе в бригаде своего мужа. Выращивала картошку.

А в колхозе чтобы прожить приходилось косить траву на сено по гектару. Норма покоса была тридцать семь соток, а за всё скошенное свыше нормы давали надбавки. Так за один скошенный гектар травы записывали колхознику семнадцать трудодней. За трудодни можно было получить продукты и немного денег.

После похорон Семёна Николаевича отношения в семье между сёстрами Виктора Семёновича и его женой стали ухудшаться. Поэтому чтобы между женщинами не началась смертельная вражда в 1949 году супруги Тюревы переехали жить в Меленки. Там Виктор Семёнович работал экспедитором.

Но время шло, беря своё, и в 1972 году супруги переехали в Покров, купили здесь полдома. Потом Виктор Семёнович как инвалид Великой Отечественной войны получил в Покрове квартиру. На пенсию вышел Виктор Семёнович в 1975 году.

У Виктора Семёновича и Таисии Ивановны семеро внуков и девять правнуков.

«Мы никогда не бываем одни, - говорит Таисия Ивановна, - родные постоянно навещают нас, не давая старикам скучать. И, честно говоря, мы с мужем этому рады».

Роман Игнатов